Святая Преподобномученица Великая княгиня Елисавета.

Святая Преподобномученица Великая княгиня  Елисавета.

Святая Преподобномученица Великая княгиня  Елизавета родилась  1 ноября 1864 года в семье Великого герцога Гессен — Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории.  Когда у Гессенской четы родилась вторая дочь, они решили дать ей имя в честь Елизаветы Тюрингенской.
Елизавета Тюрингенская (Венгерской по отцу) одна из родоначальниц Гессенского дома, жила во времена Крестовых походов. Она отличалась  глубоким благочестием и самоотверженной любовью к людям. Она перенесла много неприятностей от своего мужа за то,что щедро жертвовала на помощь несчастным. После смерти мужа ей пришлось проводить полную лишений скитальческую жизнь, но она до  конца своей жизни осталась верна своим принципам и посвятила себя служению делу милосердия. Причислена к лику святых Католической Церковью в XIII веке.
 
У герцогской четы было семеро детей: Виктория, родившаяся в апреле 1863 года, Елизавета ( Элла) ноябрь 1864 года, Ирена июнь 1866г., Эрнест- Людвиг ноябрь 1868 г., Фридрих октябрь 1870г., Алиса( Аликс), будущая Императрица Российская Александра Феодоровна, род. в июне 1872г., Мария(Мэй), род., в  мае 1874. Это была очень сплоченная и дружная семья, где дети воспитывались по примеру и в традициях старой Англии.   За воспитанием детей следила мать. Их жизнь проходила по строго установленному регламенту, одежда и еда были очень простыми, дети с раннего детства приучались выполнять домашнюю работу, им прививались качества, основанные на глубоких принципах христианства, в зависимости от индивидуальных способностей в детях развивались музыкальные и художественные таланты.
Родители  не скрывали от детей реальностей и трудностей  жизни и необходимости помощи и сострадания к нуждающимся.   Принцесса Алиса, подавая деятельный пример и закрепляя основы христианской жизни в своих детях, часто посещала госпиталя, дома инвалидов, куда вместе с собой брала старших дочерей. Каждую субботу дети с большими букетами цветов ходили в больницу, ставили эти цветы в вазы, общались с больными и со многими из них подружились.
 
Особенности семейного воспитания  сформировали характер и наклонности будущей подвижницы.  Детство Эллы закончилось  в четырнадцатилетнем возрасте, когда  Дармштадт посетила эпидемия дифтерии. Примечательно, что дифтерией заболели все дети в  герцогской семьи, кроме Эллы, которая была свидетелем материнского подвига принцессы Алисы. Младшая сестра Мэй (Мария) умерла от болезни. Уход за детьми осуществляла все время только мать принцесса Алиса, которая из-за отсутствия медицинских возможностей борьбы с дифтерией, своей материнской заботой и любовью лечила всех своих детей. В ноябре 1878 года,  в возрасте 35 лет от дифтерии, умерла принцесса Алиса. Страшное горе- смерть матери и супруги — потрясло всю семью.
 
Обе старшие сестры – Виктория и  Елизавета — сразу же почувствовали всю ответственность семейного долга, которая легла на их нежные плечи. Они всеми силами старались облегчить неутешное горе отца, поддержать его, укрепить.
В письме бабушке, королеве Виктории, она старалась утешить ее горе- смерть дочери Алисы.  Елизавета писала там о загробном мире и о том счастье, которое обрела, наконец, ее мать.
Принцесса Елизавета росла очень красивой девушкой – высокая, стройная, с прекрасными чертами лица. Ее красота соответствовала и ее духовным качествам. У нее отсутствовали всякие признаки эгоизма, она никого никогда не критиковала, обладая жизнерадостностью и тонким чувством юмора, часто улаживала конфликты между детьми и была любимицей брата и сестер. Одним из главных ее качеств была высокая религиозность и любовь к ближним.
В 1881 году обе старшие сестры стали выезжать в свет. О них сразу же заговорили как о самых прекрасных невестах из всех немецких дворов. Принцесса Елизавета отдала свое сердце Великому князю Сергею Александровичу еще с ранней юности, когда он приезжал и месяцами гостил со своей матерью, Императрицей Марией Александровной, в Юкингеме.
 
Королева английская Виктория, узнав о сватовстве Великого  князя Сергея Александровича, не очень была этому рада.  Причиной были ее страхи из-за неспокойного положения в России и недавнего убийства  Императора Александра II.
 Елизавета была третьей невестой Гессенского дома, которая выходила замуж за представителя дома Романовых.
 Первой  была принцесса Вильгельмина, Великая княгиня Наталия Алексеевна, первая супруга Императора Павла I., умершая от родов. Второй Гессенской невестой была принцесса Мария, супруга Императора Александра II,которая умерла  1880 году. Оба эти брака считались несчастливыми.
 Королева Виктория мучилась сомнениями относительно помолвки своей любимой внучки Эллы с Великим князем Сергеем Александровичем, но все же дала свое согласие.
Еще в юности, тяжело переживая трагическую смерть младшего брата,  Элла дала Господу обет девства. При помолвке  с Великим князем Сергеем Александровичем она сообщила ему об этом, оказалось, что и будущий супруг Елизаветы Феодоровны дал обет девства.  Так две родственные души, объединенные желанием богоугодной жизни, укрепили свой союз узами брака и Небесной Любви, посвящая свои жизни на служение Господу и ближним.
Великий князь Сергей Александрович родился в 1857 году и был пятым сыном Императора Александра II. Он был высококультурным человеком с артистическими наклонностями, очень любил чтение и музыку., был застенчивым, отзывчивым, но бескомпромиссным ,глубоко убежденным монархистом.  Сергей Александрович отличался глубокой религиозностью, как и большинство из дома Романовых.
В марте 1884 года Великий князь приезжал к своей невесте в Дармштадт, в мае 1884 года Елизавета ездила в Россию, чтобы познакомиться с будущими родственниками со стороны жениха.
Принцесса Гессенская Елизавета, привыкшая с детства к скромному образу жизни, была поражена пышностью встречи в ее честь. Вся герцогская семья сопровождала принцессу Елизавету на ее свадьбу в Россию. Ехала туда же ее двенадцатилетняя сестра Аликс, которая и встретила там своего будущего супруга, Цесаревича Николая Александровича.
В церкви Большого дворца 15 июня 1884года состоялось венчание по православному обряду, а после него и по протестантскому в одной из гостиных дворца.  После бракосочетания молодые поехали во дворец жениха, расположенный на Невском проспекте, напротив Аничкового дворца, и были там встречены Императором Александром  III и Императрицей Марией Феодоровной, по русскому обычаю, хлебом и солью.
Медовый месяц молодожены провели в усадьбе Великого князя Сергея Александровича – Ильинское.  Великая княгиня начала знакомиться с бытом окрестных крестьян, обходя их жилища. Первым делом милосердия в их совместной жизни было  строительство в Ильинском родильной больницы для женщин окружных деревень.
 
Император Александр III с супругой были очень простыми в своих вкусах и не любили блеска и пышности. Будучи очень религиозным человеком, Император жертвовал большие суммы из личных средств на украшение святынь на Святой Земле.
 Вместе со своими братьями Владимиром, Алексеем, Сергеем и Павлом построил великолепный храм Святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании в честь небесной покровительницы своей  матери Императрицы Марии Александровны( Гессенская династия).
Храм Святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсиманском саду был построен у подножия Елеонской горы.
 
Император Александр III с супругой были очень простыми в своих вкусах и не любили блеска и пышности. Будучи очень религиозным человеком, Император жертвовал большие суммы из личных средств на украшение святынь на Святой Земле.
 Вместе со своими братьями Владимиром, Алексеем, Сергеем и Павлом построил великолепный храм Святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании в честь небесной покровительницы своей  матери Императрицы Марии Александровны( Гессенская династия).
Храм Святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсиманском саду был построен у подножия Елеонской горы.
 
Этот пятиглавый храм, типичный образец русской архитектуры, и до сего дня один из самых красивых храмов в Иерусалиме.
По поручению Императора Александра III, который сам не смог пребыть на  торжества, великокняжеская чета в  октябре 1888 года, прибыла на  освящение этого храма.
 
Елизавета Феодоровна всей душей стремилась увидеть те места где жил  и ходил Спаситель, где Он был распят и воскрес из мертвых. Эту возможность она приняла как Промысел Божий. Ее желанием было приникнуть к мраморной плите Гроба Господня и молиться о себе, о Сергее, о своих родных и России. Господь подал ей эту возможность.
 
Паломничество их в Палестине началось с города Назарета, место Благовещения Пресвятой Девы Марии, затем они посетили гору Фавор, где Господь Преобразился перед своими учениками Апостолами. Для нее все на Святой Земле все было новым, необычным, таинственным. Казалось, время вернулось назад, все настраивало на размышление и молитву.
Увидев всю эту красоту и величие, Великая княгиня Елизавета сказала: «Как бы я хотела, быть  похороненной здесь».
В дар храму Святой равноапостольной Марии Магдалины Елизавета Феодоровна привезла из России драгоценную утварь для совершения богослужений — святые сосуды, Евангелие и воздухи(в мае 1982 года в эти предметы высочайшей ценности употреблялись в день перенесения мощей святых Новомучениц – Великой княгини Елизаветы и инокини Варвары).
 
Вернувшись со Святой Земли, Елизавета Феодоровна продолжала размышлять о Православии, переживая заново все те моменты религиозного подъема, испытанного ею в Иерусалиме. Она уже твердо решила перейти в Православие, но ее удерживала мысль, что этим своим шагом она причинит боль своему отцу. Великокняжеская семья любила тихую уединенную жизнь в деревне, проводимую  в совместном чтении духовной литературы и богомыслии, потому что светская жизнь отвлекала от молитвенного настроения и религиозных  размышлений.
Накануне совершения  решительного шага  перехода в Православие, шел 1890 год, шестой год супружеской жизни и он прошел тихо и спокойно.
1 января 1891 года Елизавета Феодоровна написала своему отцу письмо « …дорогой Папа, я хочу  что-то сказать Вам и умоляю Вас дать Ваше благословение…Это было бы грехом оставаться так, как я теперь- принадлежать к одной Церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж… Я так сильно желаю на Пасху причаститься Святых Таин вместе с мужем…и теперь, наконец я не могу этого откладывать. Моя совесть мне этого не позволяет…Пожалуйста, протелеграфируйте мне одну только строчку, когда Вы получите это письмо. Да благословит Вас Господь. Это будет такое утешение для меня, потому что я знаю, что будет много неприятных моментов, так как никто не поймет этого шага. Прошу только маленькое ласковое письмо…Да благословит Вас Господь, мой любимый Папа. Ваша очень нежно любящая дочь Элла».
Отец не послал дочери желаемой телеграммы, а написал ей письмо, от 14 января 1891года, « Дорогая Элла!…Ты знаешь , что я против строгости и фанатизма и сознаю, что каждый может быть религиозным в своей вере…Обдумай это серьезно!.. Твой шаг не изменит моей любви к моему ребенку… Мой Бог! Что здесь можно сказать! Это мучает меня так сильно, что я должен кончить это письмо. Пусть Бог тебя защитит и простит тебя, если ты поступаешь неправильно».
 
Елизавета Феодоровна  отвечает любимому отцу в письме от 14/26январе1891 года « Мой дорогой… Я благодарю Вас от всего сердца за Ваше письмо. Я глубоко чувствую то горе, которое я причиняю Вам… Здесь не понадобиться еще раз креститься. Только Миропомазание, которого мы не имеем, когда нас крестят…Я всегда буду думать о моей первой Церкви с любовью…Я чувствую внутри себя, что этот шаг ведет меня ближе к Богу… Ваша глубоко любящая дочь Элла».
 
Что бы убедить отца в правильности своего выбора, она попросила протоирея Иоанна Янышева изложить в письменной форме догматы православной веры и различие между Православием и Протестантством. Он исполнил просьбу и собственноручно написал на немецком языке объяснение « Пункты различия между Православными Протестантским вероучением» и датировано оно  25марта 1891года. Письма с объяснениями протоиерея  Янышева Елизавета  Феодоровна отправила сестрам и брату, понять ее смогла только старшая сестра Виктория Баттенбергская.
 
Другие родственники  не осудили, а бабушка- королева английская  Виктория, понимая душевное состояние любимой внучки, написала ласковое ободрительное письмо.
Переписка с родственниками продолжалась около двух месяцев.
Когда Елизавета  Феодоровна сообщила о своем решении мужу, он был так растроган, что из его глаз брызнули слезы. Император Александр III с супругой Марией Феодоровной также были преисполнены радости.
 
Таинство Миропомазания над Елизаветой  Феодоровной было совершено в Лазареву субботу 1891 года, в этот же день она впервые причастилась Святых Таин и вновь причастилась в Великий четверг на страстной седьмице Великого Поста, вместе с Сергеем.
Переходя в Православие, Елизавета Феодоровна оставила себе прежнее  имя, но ее новой небесной покровительницей стала  мать свято Иоанна Крестителя -святая праведная Елизавета, память которой совершается 18 сентября. (Елизавета от еврейского — почитающая Бога).
 
После Таинства Миропомазания Император АЛЕКСАНДР III благословил свою невестку драгоценной иконой Спаса Нерукотворного, эту икону   Елизавета Феодоровна чтила всю свою жизнь.
 В 1891 году Император Александр III назначил Сергея Александровича генерал-губернатором Москвы.
В этот же 1891год первое семейное горе посетило Романовых. В   усадьбе Ильинское заболевает жена Павла Александровича ( родной брат Императора и Сергея), Великая княгиня Александра, она ожидала второго ребенка  и была на седьмом месяце беременности, внезапно заболев и родив ребенка, умерла. Новорожденного младенца нарекли именем Димитрий.  Елизавета Феодоровна и Сергей Александрович осуществляли уход за младенцем, разделяя горе овдовевшего Павла Александровича.
Вскоре, в правление Императора Николая II, тесная дружба великокняжеской четы с братом Сергея Александровича Павлом оборвалась из-за его женитьбы  на разведенной,  без Высочайшего на то разрешения.
Павел Александрович должен был проживать за границей, а попечение о двух его детях перешли на Великого князя Сергея Александровича и Елизавету Феодоровну. О Марии и Димитрии  заботились как о собственных детях.
В этом же 1891году,  умирает отец Елизаветы Феодоровны , герцог Людвиг IV.  Траур по отцу Великая княгиня носила до 1893 года.
О физической силе Императора Александра III ходили легенды. Он легко мог сгибать пальцами серебряный рубль, и в народе рассказывали, что во время покушения революционеров на императорский поезд в 1888 году, он один на своих плечах удержал крышу разрушенного взрывом вагона и тем спас свою семью. Этот гигант- Император, который легко управлял одной шестой частью суши земного шара, никогда не любил не роскоши , ни помпезности. В начале 1890х годов Император заболел нефритом,  из-за  которого он, неожиданно для семьи и окружающих,  скончался 1 ноября 1894 года в Ливадии.
 
Как исторический документ ниже приводятся цитаты из письма Елизаветы Феодоровны к королеве Виктории  от 24октября /5 ноября1894.: «… Как вы знаете, это был день моего рождения. Он провел такую тяжелую ночь и был ужасно слабым Мы пришли рано. Минни позвала нас туда. Только подумайте, он позвал меня, чтобы поздравить меня и Сергея, и потом поцеловал нас всех одного за другим. Он говорил ясно и сознавал все… Он сидел в кресле. Лежать в постели было для него мукой с его ослабевающим сердцем и водой, от которой он так опух. Да, он помолился за меня.
 Был вызван  священник, его личный духовник, и мы все встали на колени. Он попросил причастить его Святых Таин, после чего он отдыхал, а затем попросил другого священника, которого вся страна почитает(св.прав. Иоанн Кронштадский).  Тогда двери закрыли, но дети сказали мне , что, когда этот священник положил свою руку на его голову, он сказал: «Я чувствую себя так хорошо»- и все время хотел, чтобы тот священник был рядом. Потом этот батюшка помазал его святым Елеем. Тогда Саша отпустил его отдохнуть и попросил прийти опять, что тот священник и сделал. …Никакой агонии не было, и эта чистая душа отлетела на небо. О, когда умирают так, то чувствуешь присутствие Господа и то, что из этого мира он призван к настоящей жизни…Пусть Господь благословит его…»
 
Все члены Императорской семьи сопровождали тело усопшего Императора из Ливадии в Петербург, где происходили похороны.
На следующий день после смерти  Императора Александра III состоялся переход в Православие принцессы Алисы, с принятием православного имени Александра.
Бракосочетание молодого Императора Николая II и Александры Феодоровны состоялось, в день рождения Минни 14/26 ноября 1894года, в понедельник.
 Коронация  Императора Николая II и Александры Феодоровны состоялось 22 мая 1896 года в Москве, в Успенском соборе Кремля. Сначала Император с Царицей-матерью последовали к Иверской часовне, чтобы поклониться чудотворному образу Иверской Божией Матери.
 
Коронационные торжества омрачились событиями на Ходынском поле. В гибели сотен людей  народ обвинил генерал- губернатора Москвы Сергея Александровича Романова. К концу 1901 года, когда в России начались забастовки и беспорядки политического характера,  зародилась террористическая организация социал-революционеров, руководителями которой считаются Гершуни, Борис Савинков, Евно Азеф (соучастник террористов и полицейский агент).
Напряженной стала жизнь Великокняжеской четы, т.к. Сергей Александрович по-прежнему оставался генерал-губернатором Москвы и считал оправданным принять строгие меры к революционерам.
Главари террористов приговорили Великого князя Сергея Александровича к смерти.
 
молельная комната Великой княгини Елизаветы Феодоровны в Марфо-Мариинской обители
Лето 1903 года ознаменовалось великим событием в истории Русской Православной Церкви: к лику святых был причислен преподобный Серафим Саровский.
В Саров на это прославление поехала вся Императорская семья. Множество чудесных исцелений произошло во время торжеств, свидетелями их стала и Елизавета Феодоровна, которая всю свою жизнь глубоко чтила преподобного Серафима Саровского. Духовно ощущая присутствие благодати Божией около мощей святого преподобного Серафима Саровского, Великая княгиня много раз посещала Дивеево.
 Когда ею была создана Марфо-Мариинская обитель, Настоятельница благословляла своих сестер и из числа монашествующих и из мирян проводить отпуска в Обители преподобного Серафима.
 
В 1904 году тучи вновь стали сгущаться над семьей Императора и над Россией в ночь с 8 на 9 февраля 1904 года, в Порт- Артуре, началась Русско — Японская война.
С самого начала этой войны Елизавета Феодоровна, имевшая уже достаточный опыт по организации дел благотворительности, развернула активную деятельность по улучшению положения воюющих солдат. Открывались мастерские, экипировались санитарные поезда.
Елизавета Федоровна собирает пожертвования в Кремле для фронта и раненых.
«Московский Кремль никогда больше, ни раньше, ни позже не был местом такой активной социальной деятельности, которую организовала в 1905 году Елизавета Федоровна. Она собирала пожертвования населения, организовала благотворительный пошив одежды для военных. Имена всех кто ей помогал или что-то приносил, записывали в специальные книги и в благодарность публиковали списки в газетах».
Еще до официального открытия Обители, в октябре 1907 года, Елизавета Феодоровна организовала на Ордынке работу лазарета для инвалидов-участников Русско-японской войны.
 
4 февраля 1905 года от взрыва бомбы, брошенной террористом Иваном Каляевым, погибает московский генерал-губернатор Великий Князь Сергей Александрович Романов. Погиб Великий князь так же , как и его отец  Император Александр II Освободитель.
Когда сани -экипаж  с Великим князем проехали Чудов монастырь  и выехали на площадь, террорист-революционер бросил в него бомбу, которая ударившись о грудь князя разорвала его на части. Только лицо Сергея Александровича осталось целым.
 Убийца Каляев, слегка раненный, на месте был арестован полицией.
 
Великая княгиня , раньше по долгу своей работы посещая,  госпиталя с раненными на фронте, видела кровь и тяжелые раны, но то что сейчас предстало ее взору, по своему ужасу превосходило всякие человеческое воображение: кругом на снегу пропитанном кровью, в разных местах лежали куски тела и костей ее мужа и куски его одежды и обуви, перемешанные с частями разломанного экипажа.
Без крика и слез, среди онемевшей от ужаса и безмолвствующей толпы, Елизавета Феодоровна, стоя на коленях в снегу, стала собирать останки своего мужа и класть их на носилки. Когда все было кончено, она пошла  за останками, крепко сжимая в руке иконки, которые Сергей Александрович всегда носил на цепочке, на шее. Она их подобрала рядом с кусками его тела. Носилки с останками Великого Князя отнесли в церковь Чудова монастыря, где началась первая Панихида(?) о новопреставленном рабе Божием Сергии. Всю службу Елизавета Феодоровна, стояла  на коленях рядом с ним. Здесь же находились и их приемные дети Мария и Димитрий.  Вернувшись в Николаевский дворец, княгиня надела траурное платье. В тот вечер во дворце не возжигали свечей, повсюду царили мрак и тишина. Елизавета Феодоровна написала телеграммы Императорской семье и ближайшим родственникам. Первую ночь она провела вместе с княжной Марией Павловной.
 
До 10 февраля 1910 года Великая княгиня носила траур по мужу, сменив его только на одежду крестовой сестры.
На следующий день тело Великого князя лежало в гробу. Лицо и руки его были покрыты вуалью, остальные части закрыты парчой. В это второй день Великая Княгиня причастилась Святых Таин в храме при гробе своего мужа.
В храме непрерывно шли заупокойные службы, почти все это время Елизавета Федоровна находилась рядом. На второй день после убийства супруга, молясь у гроба, Великая княгиня почувствовала, что душа покойного от нее чего-то просит. Она догадалась, что Сергей Александрович отправляет ее к убийце Каляеву, чтобы передать ему свое прощение. На третий день после гибели мужа она поехала в тюрьму, где содержался убийца, желая сохранить свой визит в тайне.
 
В книге протоиерея М.Польского « Новые мученики Российские » это свидание описывается так: «Когда он увидел ее… он спросил: «Кто вы?» Я его вдова, -ответила она,- почему вы его убили?» « Я не хотел убить вас, -сказал он ,-я видел его несколько раз в то время, когда имел бомбу на готове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть». «И вы не сообразили того, что вы меня убили вместе с ним?»-ответила она… Если вы покаетесь, я попрошу Императора вас помиловать, и я буду молить Господа, чтобы Он простил вас, а я вас уже простила…». В эту встречу, Елизавета Федоровна , держа в руках Евангелие, передала нераскаявшемуся убийце  прощение от Сергея Александровича, а после визита написала письмо Императору о помиловании. Прошение было отклонено.
Император и Императрица, по  просьбе самой Елизаветы Федоровны и по совету полицейского управления не приехали на похороны Великого Князя Сергея Александровича. Его прах, по желанию Елизаветы Федоровны, был захоронен в Чудовом монастыре.
 
Этот монастырь основан в 1365 году, свт. Алексием митрополитом Московским и всея России чудотворцем, а в 1928 году он был полностью разрушен.  Именно здесь этот святой вложил в душу Елизаветы Федоровны желание посвятить свою жизнь Богу. В начале 1990года, при проведение земляных работ над разрушенным Чудовым монастырем ,был обнаружен вход в гробницу.  В присутствии искусствоведа, гробницу вскрыли, там были обнаружены останки Великого Князя Сергея Александровича, прикрытые военным мундиром с орденами и образком. Серебро, покрывавшее гроб сняли, а прах  оставался на месте до 1995 года, когда их захоронили с честью в усыпальнице семьи Романовых в Новоспасском монастыре.
Недалеко от входа в усыпальницу в 1998 году установлен Поклонный крест. Он является точной копией креста, установленного Елизаветой Федоровной, в Кремле на месте гибели Великого Князя Сергея Александровича. У подножия Креста начертаны предсмертные слова Спасителя: « Отче, отпусти им , не ведят бо, что творят».
Икона свв. Марфы и Марии, вышитая Елизаветой Федоровной
Елизавета Федоровна решает уйти из мира и на свои личные средства приобретает усадьбу с несколькими домами и садом на Большой Ордынке, где основывает Марфо-Мариинскую обитель милосердия. Помимо медицинской помощи страждущим, присущей всем общинам милосердия, Марфо-Мариинская обитель должна была стать еще и духовно-просветительским центром.
 Прообраз деятельности будущей Обители Великая княгиня увидела в служении труженицы Марфы и Молитвенницы Марии — праведных сестер воскрешенного Иисусом Христом Лазаря. «Помогать больным и бедным, утешать находящихся в горе и скорби» — этими строками начинается Устав, разработанный Августейшей учредительницей.
 
В Марфо-Мариинской обители прмц. Елисавета хотела совместить социальное служение и монашеский строгий устав. Для этого ей понадобилось создать новый вид женского церковного служения, нечто среднее между монастырем и сестричеством. Мирские сестричества, которых в России тогда было множество, не нравились Елизавете Федоровне своим светским духом: сестры милосердия часто бывали на балах, вели слишком светский образ жизни, а монашество она понимала исключительно как созерцательное, молитвенное делание, полное отречение от мира (соответственно и от работы в больницах, госпиталях и т.д.).
Обеты, которые давали сестры милосердия в обители, были временными (на один год, на три, на шесть и только затем на всю жизнь), так что, хотя сестры и вели монашеский образ жизни, монахинями они не были. Сестры могли покинуть обитель и выйти замуж, но по желанию могли быть и пострижены в мантию, минуя иночество. Для монахинь из числа сестер обители планировалось устроить скит, где они могли бы вести уединенный, молитвенный образ жизни. В таком уставе Елизавете Федоровне удалось соединить два вида служения Христу: деятельное служение Марфы и созерцательное — Марии. В этом была уникальность обители.
 
В сестры принимались только физически здоровые девицы и вдовы православного вероисповедания не моложе 21 года и не старше 40 лет (социальное служение требовало больших физических усилий). В момент открытия в обители было шесть насельниц. Но в апреле 1910 года епископом Трифоном (Туркестановым) в домовой церкви обители были посвящены по утвержденному Святейшим Синодом чину 17 сестер милосердия, в том числе и великая княгиня, возведенная на следующий день митрополитом Московским Владимиром (Богоявленским) в сан настоятельницы.
 Сестры делились на крестовых — уже посвященных, они носили на груди крест наподобие иерейского, испытуемых и учениц (девочек из приюта, желавших стать сестрами). Так было и в других сестричествах в России того времени.
 
Главным делом сестер было посещение бедняков «на местах». Все без исключения сестры, вместе с настоятельницей, регулярно обходили ночлежные дома знаменитого Хитрова рынка, делая перевязки больным, препровождая детей в приюты, находя места безработным. В годы расцвета (1914-1917) в Обители трудились более 150 сестер милосердия.
Была ли сама Елизавета Федоровна пострижена в монашество, вопрос открытый. «Она прославлена в лике святых как преподобномученица по существующей сейчас практике канонизировать в чине преподобных всех святых, приносивших обет безбрачия, вне зависимости от того, состоялся ли монашеский постриг — поясняет член Синодальной комиссии по канонизации, руководитель фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» иг. Дамаскин (Орловский).
Ниже, мы приводим фрагмент духовного завещания, написанного Елизаветой Федоровной и датированного ею 20 февраля 1914 года:
 
По завещанию Елизаветы Феодоровны можно сделать вывод, что  в феврале 1914 года она не была в постриге, но  сделано ли это позже  — неизвестно. Очевидно, что и это по Промыслу Божию, так как является подтверждением того, что Богу можно служить будучи мирским человеком или монахом, будучи Марфой или Марией, главное все дела свои совершать во Славу Божию, как учат святые отцы и своей богоугодной земной жизнью подтверждала  Великая княгиня Елизавета Феодоровна. Ведь, где Дух Святый, там Свобода…там мир душе, покой и радость о Господе.
 
31января 2011года от отца Игоря Зуева, со ссылкой на нынешнюю настоятельницу Марфо-Мариинской Обители Наталию Молибога, стало известно, что монахиня Елизавета была пострижена в 1918году старцем Алексием Зосимовским в Великую схиму с именем Алексия в честь святого Алексия Митрополита Московского чудотворца.
«…Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящегося во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!» — эти слова святого апостола Павла (2 Кор. 1.3—5) укрепили ее в решении всецело посвятить себя Богу и ближним.
 
В период пребывания старца Алексия в полузатворе ( 1908 1916гг.), среди его духовных детей были и   схиигумения Фамарь(Марджанова), которая была духовно близка с Великой Матушкой.
Марфо-Мариинскую обитель  и Зосимову пустынь связывали тесные узы: крестовые сестры во главе с настоятельницей нередко приезжали к старцу Алексию. Вот что пишет матушка Евгения(Четверухина): «Там я встретила многих сестер Марфо-Мариинской обители, во главе с Великой Матушкой. Бывало, что отец Алексий беседовал с ней по четыре часа. А как она стояла за богослужением! Как свечка-прямо, не шевелясь, руки по швам, только очень истово осеняя себя крестным знамением и кладя глубокие поклоны. Она была для всех духовным примером истинной христианки…».
 
«Положите руку в руку Господа и идите без колебаний»-так по- детски просто скажет Елизавете Феодоровне одна монахиня, в то время когда она обдумывала план будущей Обители.
Первая встреча Великой княгини и протоиерея Митрофана Сребрянского произошла в 1903 году во время прославления мощей святого преподобного Серафима Саровского в Дивеево. Промыслом Божиим их земные пути в Царствие Небесное соединились здесь навсегда.
До того, как стать духовником обители, о. Митрофан  настоятельствовал в г. Орле в храме 51-го драгунского Черниговского полка, шефом которого была Елизавета Федоровна, в 1904-1905гг.  с полком был на передовой и на фронтах Дальнего Востока в Русско-Японскую войну.  Военные походы отец Митрофан описал в записках полкового священника, изданные в 1906 году, с ними ознакомилась Великая княгиня и захотела лично познакомиться с автором ,вызвав его в Москву из Орла.
 
В 1908 году, когда Великая княгиня трудилась над проектом создания Марфо-Мариинской обители, он прислал, наряду с другими священниками, свои советы и соображения по этому поводу. Именно они вошли в основу устроения обители. Великая княгиня долго не могла найти духовника, духовные качества и социальное положение которого соответствовали бы целями и задачам создаваемой Обители, и пригласила отца Митрофана на место духовника и настоятеля  Покровского храма Обители милосердия.  Он взял время на размышление, но когда окончательно решил отказать, у него внезапно отнялась правая рука. О. Митрофан воспринял это как знамение воли Божией и пообещал Богу принять предложение Великой княгини, после чего исцелился, но ехать в Москву не спешил и после долгих размышлений вновь решил отказать. Вскоре о. Митрофан вновь почувствовал онемение правой руки и отправившись в Москву сразу пошел к чудотворному образу Царицы Небесной «Иверской». он принял постриг с именем Сергий и служил в обители до 1923 года, когда и для него началась череда арестов и ссылок. Скончался отец Сергий в 1948 году, прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских (память 23 марта /5 апреля).
 
«В Марфо-Мариинской обители был реализован идеал симфонии властей — считает игумен Дамаскин (Орловский). — В духовных вопросах все решал духовник обители прот. Митрофан Сребрянский, а все административные решения принимала, советуясь с ним, Елизавета Федоровна».
 
Большое место в деятельности Обители уделялось организации квалифицированной медицинской помощи. Здесь вели прием известнейшие в Москве врачи. Под их руководством все без исключения сестры проходили специальное обучение: одни получали основательные профессиональные знания, другие — только навыки оказания первой помощи.
 
Сама настоятельница умело ассистировала на операциях и делала перевязки
На фото Великая княгиня с сестрами и ранеными в Обители (1910-е гг.)
 
10 апреля 1910  года тогда ещё епископ Трифон(Туркестанов) посвятил первых 17 сестер во главе с Великой Княгиней в крестовые сестры.
Следующим утром за Литургией Митрополит Московский Владимир (Богоявленский?) рукоположил Елизавету Феодоровну в сан настоятельницы. Сестры стали называть ее Великой Матушкой.
Помимо медицинской помощи страждущим, присущей всем общинам милосердия, Марфо-Мариинская обитель должна была стать еще и духовно-просветительским центром. Владыка Трифон явился одним из тех, кто поддержал это начинание Елизаветы Федоровны. Первый храм обители во имя святых жен-мироносиц Марфы и Марии был освящен епископом Трифоном 9 сентября 1909 года, в день празднования Рождества Пресвятой Богородицы. В престол храма были вложены мощи святого Алексия Митрополита Московского чудотворца, святой праведной Елизаветы, небесной покровительницы княгини,и святого Иоанна Лествичника.
Во время торжественной службы епископ Трифон, обращаясь к уже облаченной в одеяние крестовой сестры милосердия Великой Княгине, произнес провидческие слова: «Эта одежда скроет Вас от мира, и мир будет скрыт от Вас, но она в то же время будет свидетельницей Вашей благотворной деятельности, которая воссияет пред Господом во славу Его».
 
День в Обители начинался в 6 утра. В 7.30 сестры собирались на общую молитву в больничном храме, слушали несколько стихов из Евангелия, Апостольских посланий, псалом и назидания духовника. Потом пили чай и отправлялись на свои послушания.
Те, у кого не было певческого или иного послушания в храме, управлялись по хозяйству. Другие трудились в больнице, убирали, обучали, устраивали поминальные обеды, шили, кормили, навещали бедных и нуждающихся в помощи. Часто приходилось хлопотать о помещении детей в приюты, местах для безработных, о денежной помощи. Оплатить место в больнице, взнос за швейную машину, за учебу, за железнодорожный билет, а то и просто одеть, обуть, — до 12 тысяч прошений в год поступало в Обитель. Для этих треб в нише наружной стены установили специальный ящичек.
Это было учреждение совершенно особого рода: не монастырь и не обычная община сестер милосердия, где первостепенное значение отводится медицинской помощи. На первом плане — духовная жизнь и религиозно-просветительская деятельность.
 
В своем письме от 17 января 1911 г. Великая Матушка сообщает: «При Обители есть:
— два храма (один в построении), где, кроме ежедневного богослужения, ведутся с народом беседы, вводится общее пение, все это с помощью сестер;
— больница для бедных женщин и детей на 25 кроватей;
— дом для бедных чахоточных женщин на 18 кроватей;
— бесплатная амбулатория с выдачей лекарств;
— трудовой приют для девочек;
— воскресная школа для взрослых женщин и девушек бедных на 60 человек — им выдается чай;
— бесплатная библиотека для сестер и народа;
— бесплатная столовая для бедных с выдачей 150 обедов на дом в семьи;
— бесплатная странноприимница для бедных и приезжающих говеть, с полным содержанием.
Все означенные учреждения обслуживаются сестрами. Сестры под руководством обительских священников посещают бедных на дому для проверки и подаяния духовной и медицинской помощи. При Обители существует кружок „Детская Лепта“, деятельность которого заключается в следующем: дети богатых родителей по праздникам работают для детей бедных, причем этим способом в течение прошлого года одето 1000 детей».
 
19 июля 1914 началась война России с Германией. Елизавета Феодоровна, имея опыт помощи раненным в Русско-Японской войне, принимала  деятельное участие в организации медицинской и духовной помощи солдатам на фронте и в тылу, как вся Императорская семья.
В этом году, на передовой, погиб Олег Константинович Романов(сын Великого князя Константина Константиновича).
 В  мае 1915 году на поле боя под Львовом погиб Константин Багратион, а в июне  скончался и сам Великий князь Константин Константинович.
 
По возвращении после похорон в Москву, первые выпады ненависти совершены на Елизавету Феодоровна, которую вместе с Императрицей обвиняли в шпионаже в пользу Германии. Осенью 1916 года эти слухи стали просто невероятными.
Весной 1917 года Император Николай II отрекается от престола. Москва бурлит, в ней, как и во всей стране царит хаос.
В апреле 1918года, незадолго до своего ареста, переживая тяжесть смутного времени в России, Великая княгиня напишет своей подруге  Александре Олсуфьевой: « …Я не экзальтированна,  мой друг. Я только уверена, что Господь, Который наказывает, есть тот же Господь, Который и любит. Я много читала Евангелие за последнее время, и если осознать ту великую жертву Бога Отца, Который послал Своего Сына умереть и воскреснуть за нас, то тогда мы ощутим присутствие Святого Духа, Который озаряет наш путь. И тогда радость становиться вечной даже и тогда, когда наши бедные человеческие сердца и наши маленькие земные умы будут переживать моменты, которые кажутся очень страшными».
 
В апреле 1918 г., в Светлый Вторник, когда  Православная Церковь празднует  день Иверской иконы Божией Матери, через полчаса после уезда Святейшего Патриарха Тихона, который в этот день служил в Обители Милосердия,  за Матушкой прибыл отряд латышских стрелков. На сборы ей выделили полчаса.
Настоятельница простилась с сестрами. Ошеломленные, они рванулись за отъезжающим грузовиком. Женщины, девицы, старухи с криком и рыданиями бежали по Ордынке.  Их было тогда 105 послушниц — ученицы, испытуемые, крестовые сестры. Они любили друг друга и обожали Великую Матушку. Воспитанные в духе ее самоотверженного служения людям, они оставались верными христианскому долгу и после закрытия Обители.
 
По данным монографии « Молитвенницы земли Русской», изданной в 2004 году  по благословению Архиепископа Брюссельского и Бельгийского Симона, сообщается, что: « С Великой княгиней поехали две сестры-  Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Перед тем как уехать настоятельница осенила всех крестным знамением… Потом письмо нам прислала, батюшке и каждой сестре. Сто пять записочек было вложено, и каждой по ее характеру. Из Евангелия, из Библии изречения, а кому от себя. Она всех сестер, всех своих детей знала…».
Длинный путь Великой княгини из Москвы на «Голгофу»  пролегал  по железной дороге через Пермь,  Екатеринбург в Алапаевск. Весной 1918года в Екатеринбург были привезены Великий князь Сергей Михайлович со своим секретарем Феодором Семеновичем Ремезом, три брата, сыновья Великого князя Константина Константиновича- Иоанн, Константин, Игорь- и князь Владимир Палей.
 
20 мая 1918 года все узники привезены были в Алапаевск и помещены в Напольной школе на краю города.
Варвара Яковлева(имя Варвара от греческого – иноземка) была келейницей настоятельницы Марфо-Мариинской обители, но никогда этим не гордилась, была хорошо знакома всем родным Великой княгини. Она добровольно последовала на страдание и смерть, моля Господа укрепить ее в исповедническом подвиге. Преподобномученнице инокине Варваре  в год подвига исполнилось тридцать пять лет ( по другим данным около 60 дет).
 
Для  вечерней молитвы все собирались в комнате Елизаветы Феодоровны, и молитвы читал или князь Иоанн или Великая княгиня.
21 июня 1918 года жизнь узников резко ухудшилась, у них отобрали личные вещи, белье, деньги, запретили посещение церкви и прогулки в школьном дворе.
 Приблизительно в это время от Великой княгини отняли ее келейниц и отправили их в Екатеринбург, где предложили идти на свободу. Обе сестры стали умолять вернуть их к настоятельнице, чем повергли в недоумение чекистов, которые после угроз и разъяснений о предстоящих мучениях узников, были вынуждены вернуть инокиню Варвару в Алапаевск.
 
18 июля 1918года Великая княгиня Елизавета Феодоровна и ее келейница инокиня Варвара (Яковлева) вместе с другими мучениками царского дома были сброшены в шахту Нижняя Селимская в 18 километрах от Алапаевска.
По данным Любови Миллер, вблизи этой шахты находился один крестьянин, который видел это адское, по своей жестокости и изощренности, злодеяние.
Первой в зияющую чернотой яму столкнули Великую княгиню Елизавету. Она громко молилась: «Господи, прости им, не знают, что делают!». Потом стали сталкивать остальных. Когда все жертвы были сброшены, палачи стали бросать в шахту ручные гранаты, что бы взрывами засыпать шахту и скрыть следы преступления. Только один мученик Феодор Ремез был убит гранатой, остальные умирали долгой мучительной смертью от ранений, полученных при падении.
Святая преподобномученица Великая княгиня Елизавета упала не на дно шахты. А на ее выступ, находившийся на глубине 15 метров от земли . С нею рядом нашли Иоанна с перевязанной раненной головой. Для перевязки был использован апостольник Великой княгини.
 
Свидетель-крестьянин слышал, как из глубины шахты раздавалась Херувимская песнь —  ее пели мученики!  Голоса живых, но смертельно раненных жертв, слышали и палачи, которые в ужасе стали вновь бросать в шахту гранаты, а в ответ неслось: « Спаси, Господи, люди Твоя…». В панике чекисты забросали шахту хворостом и валежником и подожгли. Сквозь дым до них долетали слова молитв…
Свершилось это в день, когда церковь празднует память святого преподобного Сергия Радонежского, небесного покровителя Великого князя Сергея Александровича, супруга Великой княгини Елизаветы Феодоровны.
 
Марфо-Мариинская Обитель просуществовала до 1926 г. Все это время продолжались аресты, расстрелы и гонения. Часть сестер была выслана в Туркестан, другие небольшой общиной съехали в Тверскую область, где создали маленькое огородное хозяйство, чтобы выжить.
В 1928 г. прекратились службы в Покровском храме — в нем открыли городской кинотеатр, далее — дом санитарного просвещения. В алтаре собора установили статую Иосифа Сталина. После Отечественной войны в соборе разместились Государственные художественные реставрационные мастерские. В больничном храме св. Марфы и Марии находился кабинет лечебной физкультуры. Остальные помещения и корпуса Обители были заняты поликлиникой и лабораториями Всесоюзного института минерального сырья.
 
В октябре 1918года, когда армия Калчака заняла Екатеринбург и Алапаевск, была обследована шахта Нижне- Селимская и извлечены тела мучеников.  8 октября найдено тело Феодора Ремеза, 9 октября- инокини Варвары и Владимира Палея,10 октября- князей Сергея Михайловича, Константина Константиновича, Игоря Константиновича,11 октября-тела Великой княгини и Иоанна Константиновича. На груди у Елизаветы Феодоровны икона с образом Спасителя, украшенная драгоценными камнями и надписью на обороте: «Вербная суббота 13 апреля 1891 года».
18 октября 1918года отслужены заупокойные службы по убиенным,  и гробы  с их телами помещены в склеп Свято-Троицкого собора в Алапаевске.  Вскоре стала наступать Красная Армия.  Для безопасности решено было перевезти останки в безопасное место.
 
Игумен Белогорского монастыря Серафим( Кузнецов ) и два послушника   Серафимо -Алексеевского монастыря Пермской епархии- Максим Кунников и Серафим Гневашев, 1 июля 1919 года погрузили 8 гробов в товарный вагон и отправились по Восточно — Сибирской  железной дороге в направлении Читы.  От Алапаевска до Тюмени  10 дней, в Читу прибыли 16/29 августа1919 года. Здесь гробы были спрятаны под полом одной из келий Покровского женского монастыря, где в течении 6 месяцев  их охранял игумен Серафим. В монастыре гробы открывались, тело Великой княгини не было тронуто тлением, в этом монастыре тела Елизаветы Феодоровны и инокини Варвары были обмыты и  облачены в монашеские одежды. В связи с наступлением Красной Армии 26 февраля(ст.ст.) 1920 года  гробы алапаевских страдальцев двинулись к новому месту упокоения. По железной дороге из Читы к границе с Китаем, через станцию Хайлар в Харбин, далее  в апреле 1920 года гробы доставлены в Пекин, где были встречены начальником Русской Духовной Миссии архиепископом Иннокентием и помещены в новом склепе у храма преподобного Серафима Саровского.
 
В 1945году Красная Армия заняла Маньчжурию, 6 гробов с телами    Феодора Ремеза и Владимира Палея, Сергея Михайловича, Константина Константиновича, Игоря Константиновича, Иоанна Константиновича еще находились в этом склепе, дальнейшее их местонахождение до 2006 года не известно.
 По желанию сестер и брата Великой княгини гробы с телами Елизаветы Феодоровны и инокини Варвары 17/30 ноября 1920 года были отправлены из Пекина в Тяньцзинь, из Тяньцзыня- пароходом в Шанхай, оттуда 2/15 декабря в Порт-Саид, куда  прибыли 13/26 января 1921 года и были встречены Принцессой Викторией .
При гробах неотлучно находился игумен Серафим и  два послушника.
 
Торжество прославления Новомучеников происходило 31 октября и 1 ноября 1981 года в Синодальном соборе Знамения Божией Матери в Нью  — Йорке,  где находится кафедра Первоиерарха РПЦЗ, в то время Митрополита Филарета.
Тожество переноса мощей в храм святой равноапостольной Марии Магдалины происходило 1 и 2 мая 1982 год в Иерусалиме.
В РПЦ причисление к лику святых Великой княгини Елизаветы и инокини Варвары совершено в апреле 1992 года.
 
На этом месте нашей экскурсии, вновь, сквозь пространство и время слышатся  обращенные к нам слова архимандрита Ипполита (Халина) старца и духовного отца протоиерея Игоря Зуева, первого настоятеля нашего Свято-Елизаветинского храма: « Мы забыли Кому мы должны подражать.. Мы христиане и должны подражать Христу. Ученик Спасителя призван пройти Его путь. Этот путь лежит через Крест, через Голгофу»- повторял архимандрит Ипполит незадолго до смерти. Мученическая смерть Великого Князя Сергея Александровича стала предзнаменованием Русской Голгофы…
В 1920-1921 годы, когда волна коммунистического террора захлестнула Россию, настоятелем Новоспасского монастыря был назначен священномученик Павлин(Крошечкин), в те годы архимандрит. А в последствии, епископ Рыльский и настоятель Свято- Николаевской обители. Его келейником тогда был будущий глинский старец схиархимандрит Андроник ( Лукаш).
Много лет спустя, старец Андроник исцелит молодого послушника Глинской пустыни Сергея Халина (мирское имя отца Ипполита) от грозившего неминуемой смертью крупозного воспаления легких,  в то время ему было около тридцати лет. 
Пройдут десятилетия, и архимандрит Ипполит станет  настоятелем Рыльской Свято- Николаевской обители, и благословит на священство майора пограничных войск, Игоря Зуева, которому, по Промыслу Божию, надлежало возвести храм в честь преподобномученницы Великой Княгини Елизаветы на Хабаровской земле и стать первым настоятелем этого храма…
Так  через века, духовным подвигом и трудами до кровавого пота, прокладывался путь от подножия Креста, воздвигнутого Елизаветой Феодоровной, на месте гибели  ее мужа Великого князя Сергея Александровича, к великолепному храму в честь святой преподобномученницы Великой княгини Елизаветы на Хабаровской земле. Этот путь- луч звезды утренней, путь человеческого сердца уверенного в Невидимом.
Во свидетельство непреложной истинности слов «… Я, Иисус, послал Ангела Моего засвидетельствовать вам сие в церквах. Я  есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя» (Откр.22,16).
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *