Камчатка — Москва — Иерусалим. Храм Воскресения.

Пересекаем храмовую площадь. Врата Храма Воскресения  Господня широко раскрыты навстречу каждому. Каждый может оказаться здесь зрителем, свидетелем или участником главных событий истории человечества. Каждый по мере готовности.

Но сейчас из Храма только выходят; не входит никто. Через несколько минут он будет закрыт и внутри останется  лишь несколько человек, греческих монахов  Святогробского братства. Они разойдутся по своим кельям, в храме воцарится тишина, а мы останемся наедине с ней, с ним и его величайшими святынями.

Хотя под сводами храма престолы многих конфессий — православных, армян, коптов, католиков — принадлежит он все же Иерусалимской патриархии. А вот землей много лет владеет семья мусульман, передавая свою бесценную собственность старшим сыновьям из поколения в поколение.

img_5664

Каждый вечер один из членов семейства (обычно глава) затворяет врата Храма, поднимается снаружи по лестнице и задвигает на большой высоте огромный засов. Затем он передает лестницу внутрь через  маленький проем (на фотографии он виден). Братья принимают ее, прислоняют к вратам, но уже изнутри и как-то незаметно исчезают. Трудно понять смысл и происхождение этого действа, но повторяется оно изо дня в день много лет.

И сейчас, на наших глазах.

Закрываются высокие, массивные врата. Скрип петель, лязг засова…  Вне остается яркий солнечный свет; огромный Храм освещается лишь несколькими электрическими светильниками: стенных окон нет. Уже нет и братии. Одни. Полностью одни.

Вернее, наедине. В Его великом Присутствии, которое здесь везде и отовсюду исходит, перед которым нужно благоговейно склониться. С ним необходимо осторожно свыкнуться, сохраняя это благоговение.

Прямо напротив входа — камень помазания. Здесь снятое со Креста тело Господа помазывали миром.

img_5669

Направо арочный проем в стене. Лестница ведет наверх — это подъем на Голгофу. «Лобное место» представляет собой огромный камень, обнесенный ныне со всех сторон стеной. Медленно, ступень за ступенью поднимаемся к его вершине, туда, где находился Крест Спасителя с распятым на нем Его телом.

img_5666

Над подножием Креста — греческий престол. Склоняемся, прикладываемся к его основанию. В совершенном, вселенском безмолвии раскрываем акафист Страстям Господним.

А затем  молимся здесь о наших дорогих камчатцах: священниках, монашествующих, мирянах всех общин и приходов, благотворителях, властех и воинстве нашем, родных, чадах, «молодежке»… И тех, с кем успел сблизиться через свой блог.

img_5617

Снятое со Креста безжизненное тело Господа Иосиф Аримафейский и Никодим возложили на плоский камень, умастили его миром и приготовили к погребению.

Спускаемся к камню миропомазания. В молчании прикладываемся — он холодный, жесткий, безжизненный.

А далее — Гроб Господень. Над тем местом, где был погребен Спаситель, откуда он восстал, куда нисходит благодатию Благодатного огня накануне каждой Пасхи, воздвигнут Храм. Он — каждому известно — носит название Кувуклия.

Медленно огибаем ротонду и входим в ее пространство. Оно огромно, едва освещено. Требуется некоторое время, чтобы глаза привыкли ко глубокому полумраку, из которого постепенно появляются контуры этого малого Храма в Храме большом. На душе страх перед Величайшей тайной.

img_5678

Мы у входа. Вот она, исчезающе маленькая точка бесконечно большой вселенной, где совершилось ее спасение. Здесь упокоился Предмет нашей любви и Смысл нашей жизни. Отсюда Он восстал. С этого места и того времени началась Его новая жизнь. И наша.

img_5680

Внутреннее пространство Кувуклии разделено на две части: придел Ангела и придел Гроба Господня. Низко склоня головы, входим в первый из них.

Придел украшен обильной резьбой белого мрамора. В центре — престол, на котором совершается Божественная Литургия.  Он представляет собой часть камня, отброшенного от «двери Гроба». «И вот сделалось великое землятресение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба, и сидел на нем» (Мф.28,2).

img_5638

Вверху отверстие, через которое нисходит Благодатный огонь…

img_5643

а через отверстие справа  Патриарх Иерусалимский передает возжженные от огня свечи паломникам и богомольцам, ожидающим вовне.

img_5637

Склонив главы еще ниже, входим во Святая Святых. Вот на этом месте лежало истерзанное, измученное, мертвое тело Спасителя. Ныне здесь мраморная плита желто-коричневого телесного цвета. С замиранием сердца прикладываемся… Возникает глубинное ощущение сопричастности. «Господи, не лиши нас небесных Твоих благ. Господи, избави нас вечных мук».

img_5631

«Слава, Господи, святому Воскресению Твоему!» И здесь, на священном алтаре Смерти и Воскресения приносим Ему молитву «о всех и за вся».

img_5644

Вначале 12в. игумен Даниил, сподвижник Мономаха совершил паломничество на Святую землю. Он молился и возжжег лампаду, которую привез из Руси, у Гроба Господня. Не одну ли из этих, украшающих ныне Кувуклию?

img_5623

Под сводами Храма находится еще одна святыня: место, где был обретен Крест Господень. Известно из истории, что в 70-м году по Р.Х. Иерусалим был разрушен римлянами, а предметы и места, связанные с памятью Христа на три века погребены под слоем земли. В том числе Крест. Известно из церковного предания, что в начале 4-го века мать императора Константина, императрица Елена посетила Иерусалим с целью отыскать эту великую христианскую святыню. Равноапостольной Елене удалось узнать, где погребен Крест, найти землекопов и приступить к раскопкам.

Задача оказалась не столь простой,как могло показаться на первый взгляд.  Шло время, трудились люди, а результата не было. Яма углублялась, расширялась, а Крест все не показывался.

О глубине и масштабе  раскопок можно судить по большому подземелью, что осталось с тех пор. Оно выложено камнем и мрамором, и спуститься туда можно непосредственно из Храма.

img_5684

Что мы с о. Романом и делаем.

Довольно большая лестница ведет мимо престола Армянской церкви к другому спуску. Теперь уже в пещеру обретения самого Креста Господня. Не стану упоминать, как это произошло и какими чудесами сопровождалось — события весьма известны.

А вот о самой пещере два слова оставлю.

img_5691

Она довольно велика. Над тем местом, где находился Святой Крест (внизу справа), навис скальный массив. Оно огорожено и отмечено плитой красного мрамора с символикой. Напротив лестицы — стела со скульптурным изображением св. Елены. Утверждают, что отсюда она бросала золотые монеты вниз, землекопам, когда они уставали или теряли надежду и начинали роптать. Действительно, когда видишь объемы, которые они извлекли… У подножия стелы — католический престол.

Здесь величественная тишина, как и во всем Храме. «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». Поем тропарь, совершаем земные поклоны.

Поднимаемся наверх, в Храм. Смотрим на часы: 23-30. Сказать, что время пролетело незаметно, значит не сказать ничего.

Врата Храма распахиваются, входят наши паломники, которые только что завершили свой «Крестный путь». Готовимся к совершению Божественной Литургии в Кувуклии, на Гробе Господнем.

Вынимаю записки с именами всех моих и наших, чтобы помянуть их здесь последний раз.

Звучит первый возглас Литургии: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа и ныне и присно и во веки веков».

Начинается восхождение ко Христу там, где Он был распят, погребен, умер и воскрес.

img_5706

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

3 комментария к записи “Камчатка — Москва — Иерусалим. Храм Воскресения.”

  1. Alexandr Ovcharov:

    Владыко, а что больше всего вам запомнилось и больше всего поразило из поездки в Иерусалим, и если можно почему?

  2. Мария:

    Владыка, третий раз читаю и каждый раз новое открывается! И каждый раз — отсветом сопричастности и болью охватывается сердце. Еще и еще раз смотрю на эти коридоры, лестницы, улицы. Как-то глубже проникаюсь вневременностью событий, даже страшно. Вдруг ясно пришло сознание, что и за меня тоже Он отдал свою жизнь…а я своей жизнью прибавляю Ему страданий…
    В своем атеистическом детстве, как это странно, но я хотела пройти по земле, где ходил Христос. Откуда это было, не знаю. Никто не учил этому и не говорил об этом никогда.

  3. Архиепископ Игнатий:

    Alexandr Ovcharov пишет: Владыко, а что больше всего вам запомнилось и больше всего поразило из поездки в Иерусалим, и если можно почему?

    Молитва в Храме Воскресения Господня. И со-пребывание. Иное слово трудно подобрать.
    Почему — об этом я попытался сказать в сообщении.

Оставить комментарий


Thanx: Ozon.kharkov