Сердечная Молитва.

Сон. Молитва в Гефсиманском саду.

Крисс спрашивает о сердечной молитве. И в чем-то она права, хотя этот вопрос и обречен остаться без ответа. Правота ее в том, что, начиная любое дело, человек желает знать его цель, хорошо представлять результат. Для жизни земной, это понятно и справедливо. А в духовной жизни результат нельзя представить, его можно только пережить, и понять цель можно, только достигнув ее. Сердечная молитва — как раз такая цель и такой результат. Святые отцы говорят, что выражения «спастись», «войти в Царство небесное», «обрести сердечную молитву», «соединиться с Богом» — синонимы.

 Но те же святые отцы, которые большими трудами и долгим временем стяжевали дар сердечной молитвы, почти никогда не говорили о сердечных переживаниях, ее сопровождающих. Это понятно: словами духовный опыт не передашь, «мысль изреченная есть ложь». А неопытные (коих сейчас предостаточно) вполне могут начать фантазировать, воображать, мечтать. И домечтаться до прелести.

И все же приведу два текста. Один принадлежит великому святому отцу-аскету, мистику, прп. Симеону Новому Богослову. Он — один из трех святых, которых Церковь наименовала богословами (апостол Иоанн Богослов, свт. Григорий Богослов и прп. Симеон). А второй И.А. Ильин. Каждый из них пишет о своем опыте молитвы — может быть, у кого-то откликнется сердце…

Как Ты пламенем горящим
И водой живой бываешь?

Услаждая, как сжигаешь?

Как от тленья избавляешь?

Как нас делаешь богами,
Тьму в сиянье превращая?

Как из бездн людей выводишь,

Нас в нетленье облекая?

Как влечешь Ты тьму к рассвету?
Как Ты ночь рукою держишь?

Как Ты сердце озаряешь?

Как меня Ты изменяешь?

Как Ты приобщился к смертным,
Сделав их сынами Бога?

Как без стрел пронзаешь сердце,

И оно горит любовью?

Как нас терпишь, как прощаешь,
По делам не воздавая?

Вне всего как пребываешь,

На дела людей взирая?

Оставаясь в отдаленье,
Как деянья всех объявишь?
Дай рабам твоим терпенье,
Чтоб их скорби не объяли!

(Прп. Симеон Новый Богослов. Божественные Гимны.)

Человеческий дух не знает более действительного, более чистого утешения, чем молитва. Она несет человеку сразу очищение и укрепление, успокоение и радость, благословение и целение. И тот, кто этого не испытал, пусть лучше не судит о молитве: ему самому предстоит еще добиться этого утешения в борьбе и страдании. Тогда он почувствует, что приобщился новому источнику жизни и что в нем самом началось новое бытие, о котором он прежде не имел даже представления.

Нам всем хотелось бы, чтобы наша нескладная, угнетающая и часто унизительная жизнь началась по-новому и сложилась иначе, чтобы она цвела взаимным доверием, искренним благожелательством и вдохновением. Но как достигнуть этого, мы не знаем. Близоруко рассуждая, мы говорим о «счастии», счастие незаметно вырождается у нас в «удовольствие» и «наслаждение», а в погоне за наслаждениями и удовольствиями мы забредаем в болото и не знаем, что начать. Но путь, ведущий к жизненному обновлению, известен и не так труден: мы должны почувствовать сердцем священное в жизни, сосредоточиться на нем нашим созерцанием и зажить им, как драгоценным и самым главным. А это и есть путь молитвы.

Дело в том, что настоящая молитва требует всего человека и захватывает его целиком. Она может излиться и в связных словах, но она может и не найти их, и молящийся будет вместе с Андреем Юродивым лишь восклицать в слезах: «Господи! Господи!! Господи!!!…» И это единое, сердцем насыщенное слово будет весить более, чем множество душевно-полупустых слов. Молитва может найти себе выражение и в благочестивых движениях и обрядах; но бывают и такие молитвы, при которых внешние движения и свершения отпадают совсем. Тяжело раненный не может даже перекреститься. Неподвижно лежащий в окопе не смеет даже пошевелиться. А люди, живущие в эпоху гонения на веру, во время церковного террора, вырабатывают в себе умение молиться внутренней молитвой сердца, которая горит внутренним огнем при совершенно неподвижном, ничего не выражающем лице.

Это пламя внутренней молитвы и есть важнейшее и драгоценнейшее в религии. Оно требует всю душу человека. Здесь все цвета сливаются в белый цвет; все способности души — в единую силу. Феофан Затворник описывает это состояние так: «собранный должен гореть».

От настоящей молитвы остается в душе тихое, тайное, бессловесное молитвование, подобное немеркнущему, спокойному, но властному свету. Оно непрестанно излучается из глубины сердца, как бы желая осветить и освятить все жизненные содержания души. Это как бы тихое дуновение Божие, идущее из потустороннего мира. Это есть как бы незакрывающаяся дверь в алтарь, к священному месту Божьего присутствия. И отсюда у человека возникает это дивное чувство, будто Потустороннее стало посюсторонним для его сердца и совести.

А между тем, жизнь совершает свой неудержимый ход; и человеку иногда кажется, что не произошло ничего особенного, только, что в нем живет это сияние безмолвной, тихо-трепетной молитвы. Поэтому он может вершить свои жизненные дела, есть, пить и спать, напряженно работать и предаваться отдыху, а внутренний свет не покидает его: он будет мерою вспыхивать и очищать его душу, светить ему во всех его жизненных делах, освещая в них добро и зло, утверждая его в благе и отнимая у него возможность совершать злые, черствые, низкие и пошлые поступки.

Есть молитвы благодарности, преклонения, смирения, покаяния и очищения. Молитва может внимать дыханию Божию, созерцать мудрость Творца и даровать человеку очевидность; молитва может сомневаться, вопрошать, отчаиваться, скорбеть и призывать. Человеку дана от Бога великая молитвенная свобода, свобода превращать каждый акт своей жизни и своего труда в творческую молитву; наподобие той чудесной молитвы сеятеля, которую приводит Лесков в «Соборянах»: «Боже, устрой, и умножь, и возрасти, на всякую долю человека голодного и сирого, хотящего, просящего, произволяющего, благословляющего и неблагодарного»

Есть молитва изнеможения, произносимая со многими слезами и дающая укрепление: «Господи, не могу больше»…

И есть молитва без слов и без слез, мгновенная, созерцательно-лучевая: единый взгляд духовного ока, направленный горе — «Он есть. Он бдит и я есмь Его орудие». Это молитва утешения и силы.

И есть молитва сердечного тепла, подобная этой: коснуться в самом себе Его неугасающего угля; и только.

А в путях и страданиях личной жизни всегда будет иметь судьбоносное значение молитва служения и одоления: «Вот я, перед Тобою, Господи, слуга Твой, ищущий только воли Твоей. Научи меня верно служить Тебе всяким дыханием и деянием моим. Пошли мне силы Твоей, мудрости Твоей, вдохновения Твоего. Не отдай меня на поругание врагам Твоим; изведи меня от угроз их. И соблюди мою свободу в жизни и творчестве, ибо свобода моя — в свершении воли Твоей».

И на этих путях жизнь становится школой молитвы, а молитва — истинным источником жизни и творческой силы.

(И.А. Ильин. Поющее сердце. Книга тихих созерцаний. О молитве.)

/em

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

67 комментариев к записи “Сердечная Молитва.”

  1. Я подозреваю что у Ильина сказано не все. Он перечисляет виды сердечной молитвы, но не все 0_о

  2. и.Андрей:

    Что сказал бы Ильин о молитве снятой на видео?

    • Не знаю, что сказал бы Ильин, но с моей т.зрения это то же самое что двое любят друг друга а третий снимает на видео — как это называется?

      • ЛЮДМИЛА:

        Я думаю, что когда человек изливает своё сердце перед Господом, он должен чувствовать, что кроме него и Господа никого в мире нет, твёрдо веря в то, что Он слышит молитву…
        И наверное, это неправильно, когда молитва превращается в механическое произнесение слов, тогда как сердце занято посторонними вещами.
        Но как это трудно, почти невозможно.

      • и.Андрей:

        Молитву снять на видео невозможно, сняты будут слова и телодвижения. Как нельзя снять на видео любовь. О сердечной молитве рассуждать…

  3. Никита:

    Владыка, благословите.

    Вы говорите: «…Каждый из них пишет о своем опыте молитвы — может быть, у кого-то откликнется сердце…»

    Во-первых, жаль, что не сами, не из своего опыта пишете. Очень жаль. Так было бы ближе и по-отечески, по-родному. А эти слова — красивые, глубокие, но — чужие! Вы всё равно потеряли время на поиск и подборку текстов(я сам работаю с текстами и знаю что это такое), лучше бы в это время написали своё. Уверен, Вам есть чем поделиться. Это моё мнение, так что, не обессудьте…

    Во-вторых, мне интересно Ваше видение относительно именно «сердечной молитвы»…что она такое и «с чем её едят». По крайней мере, из текстов, предложенных Вами, владыка, очень тяжело что-либо по этой теме выудить… Ведь, как никак, есть у отцов некая классификация, градация, если хотите, где определённое место занимает сердечная молитва. Можно ли нам её достичь уже сегодня?..
    Ильин говорит, что такое «настоящая молитва»…По-видимому, это синоним сердечной молитвы?.. А св. Симеон вообще говорит о богах по Благодати и о созерцании Нетварного света…

    В-третьих, эти красивые слова талантливых авторов повествуют, по преимуществу, о конце пути. Ну или о промежутке в которые проблёскивает «настоящая молитва», но…где Свет Нетварный, а где я? Наглый, эгоистичный тип… Так что, порой, эти тексты смиряют, а, порой, патетично настроенных «возносят» не весть куда. Как бороться с возношением и как каяться для достижения молитвы сердечной?

    Прошу прощения за прямоту. По крайней мере, я был искренен. С наилучшими пожеланиями Вашему Высокопреосвященству, Никита.

    • Митрополит Игнатий:

      Вы всё равно потеряли время на поиск и подборку текстов(я сам работаю с текстами и знаю что это такое)

      Я не искал их, они сами меня нашли. И это не красивые слова, поверьте, — это опыт переживания Истины двух великих людей.

      По крайней мере, из текстов, предложенных Вами, владыка, очень тяжело что-либо по этой теме выудить…

      Пытаться что-то «выуживать» не следует, да это и не возможно. Если зазвучал камертончик в вашей душе после прочтения, то хорошо. Если нет, то и суда нет: Евангелие есть Дух и жизнь, по словам Спасителя, а часто ли удается оттуда что-либо по этой теме выудить?

      Можно ли нам её достичь уже сегодня?

      А выше и ответ дан уже.

    • Митрополит Игнатий:

      как каяться для достижения молитвы сердечной?

      Ее невозможно достичь самому. Это дар от Господа.

      Прошу прощения за прямоту. По крайней мере, я был искренен.

      Не стоит извинений. В Вашей искренности не сомневаюсь.

    • Михаил:

      Никита! Если Вы действительно хотите знать о сердечной молитве рекомендую почитать книгу Н.М. Новикова «Иисусова молитва. Опыт двух тысячелетий» и «О молитве Иисусовой» аскетический трактат составленный на основе келейных записей священника(архиепископа) Антония Голынского-Михайловского.

  4. Инок Антоний Давидюк:

    Для меня ответ на все вопросы о высоких Божиих дарах, каким и является сердечная молитва, даны во 2-й главе Евангелия от Иоанна, когда Господь на браке в Кане Галилейской превратил воду в вино. Мог Он и воздух в пустых водоносах превратить, но велел наполнить их водою до верха. Вот и наше дело в веке сем таскать воду в водоносы, не видя даже верха их, а Господь, когда Ему будет угодно, превратит нашу воду в вино истинной духовности.

    • ЛЮДМИЛА:

      Братья! Как много рационального и ваших суждениях.
      Вы говорите о классификации, градации, местоположении молитвы в сердце человека. Мне это трудно вместить, в своё понимание молитвы.
      В моей жизни сложилось так, что не знала я защиты и любви отца. И без всякой оглядки на установленные правила, я обращаюсь с молитвой к Отцу Небесному. С благодарностью,
      с просьбой о защите, о вразумлении, о помощи. Как я могу
      это анализировать? Я просто верю и доверяю .

  5. Сергий Бутько:

    С Днем подводника Вас владыка!

  6. Марина:

    Спасибо!

  7. Maximus:

    Недавно вышла в свет книга о. Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые». Книга сама по себе уже замечательная, но, помимо всего прочего, там хорошо видно, каких огромных услиий треубет от человека такая молитва. Действительно глубокая молитва требует полной концентрации, глубочайшей собранности. Поэтому возникает вопрос: достижимы ли вообще такие состояния мирянами? Для нас такая концентрация практически невозможна (даже если умолчать сейчас об этапе очищения от страстей).
    С другой стороны, вспоминаются древние мученики. Огромное количество их жило обычной жизнью, как сейчас сказали бы, мирян. И, тем, не менее, достигли высоты христианского совершенства. И при этом, из той эпохи до нас не дошло, насколько мне известно, каких-то поучений о сердечной или «умной» молитве и вообще каких-то вот таких специальных и глубоких трудов, посвященных молитве.
    Чем это объяснить? Они такой молитвы не знали, но при этом достигли вершин христианской святости (и, значит, стяжание такой молитвы не есть необходимый этап в духовном восхождении)? Или, наоборот, такая молитва была среди них чем-то настолько распространенным и повсеместным, что они даже не видели необходимости как-то специально ее упоминать (но тогда какой же степени внутренней концентрации они должны были достигать в повседневной жизни?)?
    (P.S. Это была попытка как-то осмыслить видимое противоречие между специфичными условиями, необходимыми для глубокой молитвы и единством цели и содержания общехристианской жизни).

    • Виктор:

      По поводу книги шевкуновской писанины мнение: распиарили средней руки беллетристику, которой все магазины завалены, словно это великий шедевр..однако,ничего там особенного…так же как с музоном Иллариона Алфеева (посредственное произведение) когда в стране десятки талантливых, но неизвестных композиторов. Короче, церковники нещадно эксплуатируют лояльность власти к себе, которую они получают за счет предания народа (ничего удивительного, они большую часть истории стояли на Голгофе на стороне распинателей (властей), а не на стороне Распинаемого)…

      • Митрополит Игнатий:

        Такие оценки может давать только человек, хорошо разбирающийся в литературе и музыке.

        Не могли бы Вы указать конкретные недостатки этих произведений. Дать хотя бы краткий анализ их литературных и музыкальных изъянов?

        Хотя бы краткий, но конкретный.

        • Виктор:

          По поводу книги: эдакий «Гришковец на религиозный лад», описание бытовухи с умилительной концовкой (Чехов наоборот), идеальное чтиво для сентиментальных «разведенок» и офисного планктона…это все наследие романтизма, далее — читайте Историю литературы…. А по поводу музона здесь профессионально написано, без размазывания соплей: http://www.taday.ru/text/31154.html

          • Владимир Иван:

            Критиковать всегда легко, а вот создать — сложнее. Если бы автор данного «опуса» явил миру шедевр лучше, чем «Страсти по Матфею» митр.Илариона, то разговор был бы предметным, а так — всё пустое, болтовня и критиканство.

          • Митрополит Игнатий:

            здесь профессионально написано

            Гораздо более профессиональные музыканты имеют другое мнение (Федосеев, Гергиев, к примеру). Но это мнение професионалов, людей, которые разбираются в том, о чем пишут. Я-то просил указать те недостатки, которые Вы, лично Вы обнаружили. Причем, конкретные недостатки, а не общие фразы.

            То же самое относительно книги о.Тихона. В Вашем последнем комментарии нет ответа на мой вопрос.

            Далее, Вы обвиняете свт.Игнатия в излишнем психологизме и испорченности немецким романтизмом. Не могли бы Вы указать, в каких его произведениях и, самое главное, как это проявляется. Прошу конкретных текстовых подтверждений.

            У И.А.Ильина Вы обнаружили казенную народность на прусский манер. Прошу продемонстрировать Ваше утверждение конкретными примерами.

            Свт. Феофан Затворник, по Вашему мнению, опоздал, а Макарий Египетский, Максим Исповедник, Блаженный Августин нет, хотя три последних святых отца жили гораздо раньше. Объясните, пожалуйста, в чем (по содержанию) архаичен святитель и современны преподобные. Мне нужны конкретные комментарии, ссылки, с указанием работ и текстов.

            И последнее: Вы посещаете мой блог, поэтому будьте добры выполнять мои правила. Одно из них — здесь запрещены хамство и грубость, но почти каждый Ваш комментарий ими сопровождается. Рассматривайте эти мои слова, как первое и последнее предупреждение.

            P.S. Лично. Виктор, за каждым Вашим словом — злоба и чем-то ущемленное самолюбие. Дай Бог, чтобы я оказался неправ, но, к сожалению, это так.
            Вы не знаете творений великих русских святителей (Феофана Затворника и Игнатия Брянчанинова), не знакомы с творчеством Ивана Александровича Ильина, конечно же, не изучали ораторий владыки Илариона (ибо, кто разбирался во всем этом хоть немного, конечно, не напишет того, что пишете Вы). Но усердно ищете в интернете негатив по любому поводу — лишь бы унизить собеседника. И, тем самым возвыситься самому. Жаль Вас, какой же ад в душе Вам приходится носить.
            Сейчас Великий пост. Вы призываете: припадем к истокам читая Макария Египетского, Максима Исповедника, Блаженного Августина, так сделайте это. Первый скажет Вам, что злобу нужно преодолевать всеми силами, второй, что Ваша гномическая воля серьезно повреждена, а третий поможет подготовиться к исповеди.

      • Maximus:

        Вот…нехоорошие люди какие эти церковники!
        Бабло трясут с бедных старушек, строем всех ходить заставляют в свои храмы, детишек под розгами заставляют учить катехизис, а несчастных феминисток живьем хотят зажарить! Ужас, куда только смотрит Европейский Своет по правам человека?! И вообще не Церковь у них, а филиал КГБ!
        Нет, надо, надо уже создавать свою, Самую Истинно-Православную Рефомированную Апостольски-Евангельскую Церковь!

      • Певец Караоке:

        —- распиарили средней руки беллетристику, которой все магазины завалены, словно это великий шедевр.. —-

        Не помню когда в последний раз видел магазин, заваленный великими шедеврами..
        А в данном случае, никто и не претендовал вроде..

        Если всех сравнивать с великими, от планеты вряд ли что останется. А начало, как у писателя, есть.

        Музыку надо послушать, раз так мнения делятся.
        Кто-нибудь даст ссылку?

          • О, спасибо, послушала.

            Если честно, то вообще никак. Небогатый арсенал приемов и довольно однообразный мотив. Что слушала, что нет — не запомнилось ничего.

            Жалею о потраченном времени.

            • Митрополит Игнатий:

              А от церковных песнопений такого же впечатления не возникало?

              • Я не понимаю как можно сравнивать концерт (пусть и специфический) и молитвословия в храме.
                Совершенно разные категории.

                В первом случае оцениваешь качество исполнение, богатство авторских инструментов, общее впечатление. Во втором — отозвалось ли сердце, равнодушно смолчало или наоборот — загорелось.

                Кстати, будучи в Черногории мне очень понравились распевы в Сербской ПЦ. Не знаю что это было, не разбираюсь, но это было потрясающе! Правда, я ни слова не поняла, но сердце услышало.

  8. Ольга:

    Любое слово не может передать суть молитвы для рационального ума, который пытается все измерить и классифицировать. Пока не наработан ОРГАН для восприятия смыслов исходящих свыше. От слышания и принятия сердцем. Невозможно обяснить. Но пережитый опыт находит свое подтверждение в словах святоотеческих писаний. Ниточка от клубочка Господня, и дай Бог не утерять ее. Простите, но слова все не те, и наверное не о том.

    • ЛЮДМИЛА:

      Размышления после прожитого дня…

      Моя работа связана с маленькими детками, и когда я сегодня держала на руках такую кроху, то подумала, — а ведь это сердечко тоже молится, тоже просит утешения, защиты, любви.
      И делает это, в своей невинной простоте. Разве можем мы оттолкнуть, протянутые к нам крошечные ручки? Нет!

      И я верю, что Господь, для которого наши сердца — открытая книга, услышит и примет любую молитву, идущую от сердца.

      • Agata:

        Людмила, к Вашим размышлениям:

        Ребенок зовет свою мать
        Не иначе
        Как только слезами
        И жалобным плачем.
        И мать его быстро находит
        По зову,
        Слезам повинуясь его,
        А не слову.
        Пусть я, как пустынник,
        Не многое
        Значу,
        Найди меня, Господи,
        Так же,
        По плачу.
        (монах Симеон Афонский)

  9. Maria:

    Отзывается…Я раньше этих строк Ильина не читала, но … отзывается.
    «От настоящей молитвы остается в душе тихое, тайное, бессловесное молитвование, подобное немеркнущему, спокойному, но властному свету»… Да, да…Я бы даже сказала – Белый Огонь, несжигающий… Не могу сказать, что это из опыта, такого опыта у меня, наверное, еще нет или он очень редок…Но возникающий из этих строк образ очень сильный. Эти воспламеняющие строки — стихи. У меня бывало, что устная молитва вдруг прекращалась (как будто «выключали звук») и молитва становилась «немая», а сердце наполнялось вот этим светом ли, огнем ли…теплом, наверное. Но это было редко.
    Второй день читаю, отзывается так сильно, что хочется все бросить и молиться. Не для достижения результатов, а просто…
    «Есть молитва изнеможения, произносимая со многими слезами и дающая укрепление: «Господи, не могу больше»… А я думала, что это … ропот…
    «Нам всем хотелось бы, чтобы наша нескладная, угнетающая и часто унизительная жизнь началась по-новому и сложилась иначе, чтобы она цвела взаимным доверием, искренним благожелательством и вдохновением. Но как достигнуть этого, мы не знаем». С недавнего времени начинаю ощущать, как молитва изменяет жизнь. Если раньше можно было приписать некоторые события случайностям, то теперь даже и тени сомнения не осталось, что это ответ на молитву, так молниеносно следует ответ…
    Про Симеона Нового Богослова даже трудно что-то сказать, потому что в его стихах собрано, наверное, почти все…
    Касание живой водой-пламенем, начинающееся просветление сердечной тьмы, подъем из бездны, движение света, ИЗМЕНЕНИЕ души, сияние, осознание нетленности, соединение с Любовью! И все это молитвой и в молитве…
    Просто сердце болит.

  10. Владимир Иван:

    Владыко, простите, не хочу показаться наглым, но мне кажется, что Вы как-то взяли уж слишком высоко: насколько я понял, сердечная молитва — высота молитвенного делания, а хотелось бы как-то с азов начать. Насколько я понял из текста вышеприведенных авторов, то такая молитва достигается уже очищенными от страстей людьми, а я, увы!, себя к таковым отнести не могу. Может просто начать хотя бы чисто с технических моментов?

  11. Певец Караоке:

    Если останется время хотелось бы узнать мнение посетителей блога и митрополита, о намоленности какого-либо места:
    Большую ли роль играют места и обстоятельства, при молитвенном делании?
    И насколько они могут быть индивидуальны?

    • имхо, когда ты «в процессе» ни место ни обстоятельства значения вообще не имеют, т.к ты оказываешься вне эээ… не, я никакой теоретик

      • Певец Караоке:

        — не, я никакой теоретик —

        Вместо этого лучше писать «ну ты понел» :)

      • Митрополит Игнатий:

        Такие обстоятельства имеют значения именно когда ты «в процессе». Именно тогда.

        • Один святой (не помню кто, слышала гдето о нем) завязывал глаза, затыкал уши ватой, натягивал шапку до подбородка и залезал под одеяло, чтобы вообще ничего не отвлекало от «процесса» =)

          Жаль, что сидя на работе такое не прокатывает.

      • Митрополит Игнатий:

        Крисси, дай, пожалуйста ссылку самого первого творения Изюбря, с которым ты меня познакомила. Содержание — жизнь от рождения до смерти.

        Письмо где-то затерялось, наверное, в связи с переездами.

    • Митрополит Игнатий:

      Тоже хотел бы узнать мнение посетителей.

      • ЛЮДМИЛА:

        Поскольку я живу на Святой Земле, то конечно, могла бы назвать много намоленных мест. Но я не буду этого делать, по простой причине — далеко не каждый человек может приехать сюда и испытать эти чувства.

        Хочу назвать место, где наверное пришлось побывать каждому из нас — это могилы наших близких. Но это, конечно очень индивидуально.

        • Певец Караоке:

          — Но я не буду этого делать, по простой причине — далеко не каждый человек может приехать сюда и испытать эти чувства. —

          Вот в том то и дело. Я когда стал верующим (осознанно), ни о какой такой намоленности я и знать не знал. Честно говоря всерьез метался между православием и буддизмом.
          Но обстоятельство, события и предметы сыграли в моем случае огромную роль.
          Слово «промысел» в моем случае использовать не совсем уместно, не из смирения а по другой причине.
          Но то, что это была молитва я не сомневаюсь. Какие-то внутренние ощущения описывать не стану, но в физическом мире тоже год на инерции тащило. Все о чем молился (до этого) произошло, без моего участия и даже без учета моего мнения.

      • Maximus:

        Вообще-то да, бывает так, хотя со мной — очень редко. И скорее, не место, а определенная святыня (икона Божией Матери, например).

        • ЛЮДМИЛА:

          Это потому, что стоите перед Матерью.
          А Мать никогда не оттолкнёт, услышит и прийдёт
          на помощь.

      • Ольга-2:

        Благословите, Владыка! Случайно попала на эту тему и решила написать. Намоленные храмы — реальность. При этом часто это не величественный кафедральный собр, а скромный приходской храм, невзрачный снаружи, а внутри — море благодати. Например, Христорождественский собор — кто-то ездит в него с окраин города, кто-то старается прийти именно в этот храм, когда бывает в нашем городе (это не моё личное мнение — слова тех многих, с кем я общалась). До революции он был храмом, окормлявшем ссыльных и каторжан, потом лихие годы революции и прочих испытаний, когда он увидел столько слёз и пламенных молитв, оставшись единственным храмом в городе. Всё это не могло пройти бесследно. Или, например, Троицкий собор в Троице-Сергиевой лавре, храм Владимирской иконы Божией матери в Сретенском монастыре, да и семинарский храм в Хабаровске… Дело не в стенах, а в людях, которые в этих храмах молятся.

  12. Ксения:

    Владыка, как нужно настраивать себя на молитву, когда трудно молиться в одиночестве? Бывают и такие моменты, что помолившись, хочется продолжить, а как — не знаю. Раньше искала в молитвослове, что ближе к сердцу. И как молиться, когда чувствуешь, что не выполняешь в жизни чего-то важного, что живешь не так, впадаешь в уныние или отчаяние из-за противостояния человеку или обществу…

    • Извини что встречаю — а своими словами пробовала? Ведь так много на самом деле можно Ему сказать … Заткнуться меня заставляет только маленький ядерный взрыв в сердце или слезки щастья плак плак

      • Митрополит Игнатий:

        После такого и о сердечной молитве говорить уже не нужно.

        Оно самое и есть.

  13. олег:

    Здравствуйте… Хочу сказать что ищите молитвы прежде всего…,у меня был опыт этой молитвы хоть и не долго продлилась она у меня всего 4 дня , но помню насколько это радостно и любовно…Вера поможет и когда это произошло со мной моё удивление не имело границ что так мало потрудившись над ней господь даёт такое утешение , такой дар…

    • >Хочу сказать что ищите молитвы прежде всего
      Ищите прежде всего Царствия, остальное приложится, и молитва, и благодатные состояния, и силы чтобы изменить себя.

      Молитва как самоцель это верный путь в прелесть.

      • Митрополит Игнатий:

        Да. Когда беседую с человеком, что важно: он сам или те чувства, которые душу переполняют при этом.
        На чем сосредоточиться?

          • Митрополит Игнатий:

            Нет. Попытался развить твою мысль.

            • Лучше возобновить диалоги о молитве в блоге, наверно. Там вопросов еще вагон, а на почту вы не отвечаете :)
              Причем, думаю что не у меня одной вагон, угу?)

              • Митрополит Игнатий:

                Поучи, поучи меня, глупого, что делать (шутка). :)

                Благодарю за напоминание (не шутка). Начинаю разгружать вагоны (серьезно).
                После возвращения из Николаевска, куда отправляюсь на два дня.

              • Не, учить это не ко мне. А вот напомнить — запросто!

                Ну, типа того, напомнила)))

              • Митрополит Игнатий:

                В блоге о молитве говорилось много. Читай, думай и делай.

                Что конкретно тебя интересует?

              • Написала в почту дня два назад.
                Но мне хорошо известно, что если вы не ответили за сутки, то вряд ли ответите вообще.

                Поскольку мое предыдущее письмо (также о молитве) протерялось где-то в районе 13 июля, я уже не надеюсь получить ответ.

                Я понимаю, Владивосток, командировка, «многадел».
                Но было бы честно вот прямо сейчас поставить точку на этом вопросе, просто чтобы больше не ждать.

              • Митрополит Игнатий:

                В этом районе, к сожалению, у себя ничего не обнаружил.
                Продублируй, если осталась еще необходимость.

Оставить комментарий


Thanx: Ozon.kharkov