Из Сергея Фуделя.

Fudel_VospominaniyaДоказать веру нельзя, можно только показать живым дыханием правды. Убедить можно только убедительностью своего личного счастья в ней, заразительностью своего божественного веселья веры. Только этим путем передается она, и для этой передачи рождаются слова духоносные. Поэтому-то так трудно «наставление Господне». Надо иметь «власть» для наставления, живую и горячую веру и — еще раз скажу — убедительность своего личного счастья в ней.

У Исаака Сирина есть молитва для постоянного пользования: «Исполни, Господи, сердце мое жизни вечной». Мы же часто хотим быть бездумными мотыльками, порхающими два дня над травой, и притом это свое мотыльковое бездумье мы делаем своим убеждением, чем-то вроде религии. «Так легче жить», — говорим мы.


Вот, очевидно, почему промыслительно посланы человеку страдания в жизни. Когда они приходят, начинается серьезность. «Иных и страхом спасайте». Без них человек склонен окончательно потерять духовное зрение. Апостол Петр сказал совсем просто: «Страдающий плотию перестает грешить».

Я долго не знал, что значит точно и безусловно это выражение — «духовный мир» или «духовная жизнь». Я чувствовал ее в церквах как веяние нетленное и непостижимое, но я не знал, как ее определить. Наш ум вечно ищет определений, как хромой человек — костылей. Я помню, например, вечерний звон — не на картине Левитана, а в одном монастыре. Спускаешься по деревянным, чуть скрипучим ступенькам гостиницы. Подходишь к каменным воротам под колокольней. Солнце проложило в воротах золотую дорожку, и вот она, как живая, ведет тебя внутрь ограды. Смотришь на эту огненную стезю как на чудо и слышишь сердцем, что она ведет тебя в иной мир, в сокровенную жизнь с Богом.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

3 комментария к записи “Из Сергея Фуделя.”

  1. Maximus:

    Да, Фудель — это сильно. Добраться бы до него, и почитать основательно…
    И параллельно к нему: «Кто устоит? Не тот, чья последняя инстанция—рассудок, принципы, совесть, свобода и порядочность, а тот, кто готов всем этим пожертвовать, когда он, сохраняя веру и опираясь только на связь с Богом, призывается к делу с послушанием и ответственностью; тот, кому присуща ответственность, и чья жизнь—ответ на вопрос и зов Бога. Где они, эти люди?»
    (Дитрих Бонхеффер. «Сопротивление и покорность»). Из другой конфессии и из другой тюрьмы…

  2. Наталия С.:

    Эту книгу многим стоило бы почитать… помогает сосредоточиться на главном.
    Помню, как в довольно кризисный для меня момент читала у Фуделя о «тёмном двойнике Церкви» — и поняла, как можно сочетать ясное осознание разнообразных несовершенств «церкви земной» с верой и любовью к той Церкви, которую «врата ада не одолеют».
    И вообще, у Фуделя можно многому научиться — потому что он не боялся говорить искренне и с нелицемерной верой…

  3. Леонид:

    Порою жаль, что нет кого спросить, о смысле парадокса речевого в записках полных верою и зовом к высотам глубины Божественной страны, что жизнью непорочною зовется…
    Как при прочтение в сердце отзовется призыв «бездумье» порицать и рядом сравнивать ума стремление с привычками калек в определении с опорой при хотьбе?

Оставить комментарий к записи Леонид


Thanx: Ozon.kharkov