Евангелия, луки и зажжённые свечи — 1

Давно не доходили руки написать о своих новых поездках по национальным сёлам. На этих выходных, даст Бог, посещу Сикачи Алян. А первые месяцы этого года, в основном, были посвящены Найхину. Точнее, находящейся там школе-интернату №15 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (о нём я уже рассказывал здесь и здесь).

Напомню, что Найхин, Даерга и Хаю (три сросшихся национальных села) являются на сегодняшний день самым крупным поселением нанайцев (в общей сложности – ок. 1000 человек). Т.е., фактически, неофициальной нанайской «столицей». А в расположеном там интернате живут и учатся 69 детей в возрасте от 3 до 17 лет. Не только нанайцы, но и удэгейцы, и русские, и представители других народов.

На Святках двое студентов ХДС — братья Владимир и Владислав Тяны — на протяжении трёх дней гостили в интернате. Они провели с его воспитанниками несколько духовно-просветительских занятий на темы библейской истории и христианской нравственности. Кроме того, помогли оборудовать молитвенный уголок с иконами и православной литературой. А также подготовили ко Крещению пятерых человек (четверых детей и одну взрослую сотрудницу), проведя с ними огласительные беседы. А я на следующий день совершил в новоустроенном молитвенном уголке само Таинство.

2 марта 20 детей из найхинского интерната в сопровождении 2-х педагогов приехали с ответным визитом дружбы в Хабаровск. Для них была проведена экскурсия по семинарии, а также по нескольким храмам: Преображенскому, Успенскому, Иннокентиевскому и Серафимо-Саровскому.

01

02

(NB: все фото в тексте кликабельны!)

И вот, в прошлую субботу, 9 марта, мы с семинаристами снова поехали в Найхин. В этот раз их было трое: всё те же братья Тяны: Владимир и Владислав, а также Денис Жестков. Изначально планировалось, что ребята поедут туда самостоятельно на день раньше, а возвращаться мы будем уже вместе. Но из-за обильного снегопада трасса Хабаровск — Комсомольск была закрыта больше, чем на сутки. И, в итоге, мы поехали в Найхин вчетвером.

С собой у меня, помимо обычных священнических принадлежностей, было три десятка Евангелий от Луки на нанайском языке с параллельным русским текстом (об этом издании писалось здесь), которые я по приезде передал в библиотеки посёлка и интерната, а также в кабинет нанайского языка местной школы. Кроме того, мы везли в Найхин два спортивных лука, раздобытые через знакомых по просьбе директоров интерната и школы. Их я вручил на месте учителям физкультуры. (Евангелия и луки показаны в этом телесюжете, в котором, правда, не обошлось без неточностей).

Приехав в Найхин, мы с ребятами разделились: они остались в интернате, а я, после посещения школы, отправился в поселковый клуб (он же библиотека). Там сначала отслужил молебен и панихиду, на которые собралось человек десять местных жителей (остальные продолжали праздновать 8 марта). А потом провёл огласительную беседу и совершил Крещение. Новокрещёных в этот раз было трое: маленькая девочка и две взрослые женщины. После Крещения я принимал исповедь у готовящихся ко Причащению. Часть из них исповедалась с вечера, а часть — утром, перед Литургией.

В это время семинаристы общались с детьми в интернате. Они разделили их на несколько групп, соответственно возрасту, и провели  с ними занятия на духовно-нравственные темы. Вот Денис рассказывает малышам об основных событиях библейской истории Ветхого Завета:

S

В воскресенье мы планировали совершить Божественную Литургию. И на своих занятиях семинаристы также предлагали детям — и младшим, и старшим — если кто хочет, подготовиться к Исповеди и Причастию. Естественно, объяснив, что это за Таинства. Желающих оказалось человек 15. И вечером Владислав прочёл для них краткое молитвенное правило ко святому Причащению.

S

S

Воскресным утром я к 8 часам пришёл в интернат, где принял исповедь у детей, готовившихся ко Причащению. Потом отправился в клуб, где приготовил всё для Литургии, совершил проскомидию и доисповедал часть сельчан. К 11 часам стали подходить молящиеся. Взрослых собралось человек 7, детей — 15. Трое новокрещёных, к сожалению, не пришли.

Перед Литургией я сделал некоторые разъяснения того, чему предстояло совершиться. Делал я короткие комментарии и по ходу службы.

S

S

За отсутствием подсвечников, все, кто хотел зажечь свечи, просто держали их в руках.

S

S

Для младших детей горящие в руках свечи также стали хорошим вспомогательным средством сосредоточения внимания на службе. Пока свеча горит — ребёнок стоит прямо, как только она погасла — начинает отвлекаться и вертеться. Но тут подходит взрослый и вручает ему новую зажжённую свечу.

S

S

Кстати, Литургия, отслуженная нами в Найхине 10 марта, была там первой по крайней мере с 1920-х гг. Т.е. лет за 90. Если она вообще когда-либо там служилась: до революции в селе была только часовня при школе, и найхинцы вполне могли ездить на службы в Троицкое, находящееся относительно неподалёку (нынешний районный центр Нанайского района).

S

Семинаристы разделили обязанности: Володя и Влад пели, а Денис пономарил:

SONY DSC

Окончание здесь.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Евангелия, луки и зажжённые свечи — 1: 3 комментария

  1. Бертль Эндрасс, база Кригсмарине Лорьян, бар «Les Trios Soeurs» («Шесть сисек») говорит :

    Если братья-семинаристы для вас — тяны, то для сокурсников они — куны, для младшекурсников — саны, станут преподавателями — будут сэнсэи, епископами — доно. Прикладная япономатьлогия налицо.

      • Бертль Эндрасс, база Кригсмарине Лорьян, бар «Les Trios Soeurs» («Шесть сисек») говорит :

        по схеме «Кекс, в схиме Твикс…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *