Заметки из Владивостока. Часть третья: пятничное утро или как трудно быть Патриархом

Начинаю привыкать к шуму моря за окном, различая его в потоке городской музыки машин: словно живое, оно дышит, то пригоняя волны к песчаным берегам, то снова вбирая их в себя. На секунду задерживаюсь у окна: нечасто мне приходится видеть «морской рассвет». Бело-серые облака, словно лавой, обливало розовым светом, над которыми нависало лазурное небо – все это напоминало мне слоеный пирог из немыслимых нежных красок.

Это пятничное утро в портовом городе, расположенном на краю России, было для меня особенным еще и потому, что я впервые побывала на Божественной Литургии, которую возглавил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Выхожу из такси, придерживая сумку с ноутбуком, и всматриваюсь в городской пейзаж: прямо передо мной  центральная площадь Владивостока. Асфальт, дома, памятник… Пожалуй, только синяя полоса моря, да острокрылые чайки, важно перелетающие по им одним известным делам, придают этой урбанистической картине некоторое отличие от остальных площадей страны.

Накануне на ней возвели алтарь, все готово к совершению Литургии. Собираются люди, и я, отыскав себе удобный уголок, начинаю осматриваться по сторонам, вглядываясь в лица.

Кто-то пришел из явного любопытства, кто-то приехал издалека и с волнением ожидает появление Святейшего, кто-то торопится на исповедь к аналою, установленному тут же, прямо на площади.

Честно признаюсь, сперва, даже по завершению Литургии, я испытывала смешанные чувства: то тут, то там ловила обрывки знакомых фраз из таблоидных фельетонов, расстраивало праздное любопытство.

От мыслей отвлек шепоток, словно шелест пожелтевшей листвы, пронесшийся в толпе: «Патриарх…».  Современные средства массовой информации сделали общедоступными трансляции Богослужений, передач, фото и видео, на которых можно видеть Святейшего, — на то средства и массовые… Но ничто не заменит живого человеческого присутствия: неспешная походка, уверенный и величавый вид, светлый, открытый взгляд, — все это заставляет умолкнуть всех тех, кто пару минут назад увлеченно рассуждал на заданную тему.

Стоит ли описывать саму Литургию? Ее мог видеть каждый: телекамеры, сотни фотоаппаратов запечатлели если не каждый, то очень много моментов службы.  Для меня самым важным и незабываемым моментом Патриаршей Литургии стало причастие. Нет, не из рук Святейшего я причастилась Тела и Крови Христовых, да это было и не важно…

В многотысячной толпе я отыскала знакомых ребят, мысленно ругая себя за то, что попала в «центр событий»: честно признаюсь, всегда чувствовала себя неуютно при большом скоплении людей. Поэтому, встретив знакомые и родные лица, немного успокоилась: причаститься в этот день хотелось, и я внутренне была к этому готова, все же, впрочем, осознавая свою недостойность, прокручивая в памяти слова духовника: «Господи, дерзаю не потому, что достоин, а потому, что Ты повелел».  К сожалению люди, такие уникальные и неповторимые, в толпе ведут себя иначе: споры и натиск заставили меня поволноваться.  Помню, что была одна четкая мысль: не упасть, — слишком уж плотно людской поток нес меня против моей воли, и лишь близость друзей, которые крепко держали меня за руку, был небольшим успокаивающим фактором. Помню тот трепетный момент, когда я оказалась у Чаши, твердо произнося имя. Теперь предстоял трудный путь обратно.   Мы шли сквозь толпу после причастия… Мой друг крепко держал меня за руку, чтобы я не потерялась… Мы молчали … запивки не было, … так трепетно молчали….всей душой ощущая важность страшного и великого момента, когда Тело и Кровь Христа становятся и твоей частью… Потом к нам подошла женщина с водой и одноразовыми стаканчиками и дала запить. Мы все стояли и улыбались….. Не передать словами, словно весь мир перестал существовать в привычной нам плоскости… у кого-то трезвонили сотовые, кто-то шутил… как всегда, впрочем…. но у каждого, кто пережил нечто подобное, в глазах было ощущение счастья.

Мои сомнения, терзавшие меня некоторое время исчезли, как дымок костра, растворившись в голубом небе, наполненном запахом ладана, на пару часов заменившего вековой аромат морской соли. Меня больше не волновали обрывки фраз о жареных фактах якобы из жизни Патриарха, а в горле стоял комок, когда я видела, как Святейший молился на коленях у алтаря, а потом, чуть дрогнувшим голосом, потому, что ему тяжело вставать, но он это делает, обращается к нам: ко всем, кто стоит в этой толпе, к тем кто верит и не верит, кто молится и кто разговаривает по телефону. «Давайте помолимся за Россию, за каждого из нас», — говорит Святейший Патриарх Кирилл. — «Господь открыл нам в Евангелие: есть только одно, едино на потребу, что не должно подменяться ни суетностью мирской, ни заботой о хлебе насущном, сколь ни было бы важно все это в нашей жизни. Но то, что приобретете, слушая и исполняя волю Божию, то не отымется у вас»!  И когда ты, вместе с ним, осеняешь себя крестным знамением, чувствуешь всю силу и мощь молитвы, то понимаешь, что это действительно то, что наполняет жизнь смыслом, то, что еще способно объединить всех нас, таки разных, собранных воедино сегодня, в пятничное утро за Божественной Литургией, которую возглавил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

10 комментариев на «Заметки из Владивостока. Часть третья: пятничное утро или как трудно быть Патриархом»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *