Крестный ход идет по земле и … нашим сердцам

Каждый год перед началом летнего крестного хода у меня возникало желание пройти по нашему району, но всегда появлялись «препятствия»: неотложные дела на работе, домашние хлопоты. И только после того, как приняла крещение, поняла – пойду. Хоть на часок, хоть на денек.

Во второй день духовного шествия удалось присоединиться к первой группе ходоков в селе Забайкальском. Вся православная процессия разбилась на две группы, каждая из которых заходит в разные села, чтобы за короткий срок обойти не только вяземскую землю, но и захватить некоторые населенные пункты соседних районов.

Прибыв на место, удивляюсь: семь утра всего, а взрослые и самые маленькие дети уже на ногах. Складывают в рюкзаки вещи, без которых в дороге не обойтись: личные чашки, ложки, кружки, воду, полотенца и даже запасную обувь. Остальной скарб (спальные мешки, теплые вещи и прочее) «едет» на автотранспорте. Перед началом пути собираемся на утренний молебен, который служится во временном помещении, пока здание сельского храма крещения Господня на капитальном ремонте.

Общая молитва духовно объединяет людей, а читает обедницу семинарист хабаровской духовной семинарии, бывший вяземский алтарник Михаил Привалов. Трогательно, нараспев произносит слова, славящие Христа, девчушка лет тринадцати. В ее бирюзовых глазах читается благоговение, и лицо приобретает такое сосредоточенное, взрослое выражение. Голос девочки еле слышен, но я стою недалеко, и этот проникновенный тембр затрагивает самые глубокие струнки в душе, и отчего-то она плачет, отпуская слезы, которые уже катятся по щекам.

Духовную пищу сменяет земная. После завтрака с чаем и бутербродами есть свободная минутка, чтобы сделать несколько удачных снимков и познакомиться с некоторыми попутчиками. Большинство участников первой группы – хабаровчане. Женщина с грустным взглядом и скромной улыбкой попадает в объектив фотокамеры и оказывается интересной собеседницей. Татьяна Парунова, как и я, впервые присоединяется к вяземскому шествию.

«У нас в Хабаровске крестный ход все-таки другой, — признается женщина, — здесь же атмосфера особая: деревенская. Вчера заходили в Дормидонтовку и увидели, почувствовали настоящую сельскую действительность – ленты огородных гряд, запахи печного дыма, скошенной травы, пение петухов – все это лично меня просто завораживает. Правда, хочется, чтобы наши дальневосточные деревни хоть чуточку лучше жили: люди имели возможность на месте работать (не выезжая на вахты), строить добротные дома, растить детей в достатке. Об этом мы тоже молимся на протяжении всего пути».

За беседой время бежит незаметно, и вот уже процессия готова к выходу. Впереди – мужчины, несущие большой крест, фонарь с церковной свечой и хоругви (знамена со священными изображениями Христа и Богородицы), за ними – остальные ходоки с иконами Казанской Божией матери, Николая Чудотворца, домашними образами разных святых на груди. Как только колонна начинает движение, два хора – мужской, а после него – женский поют короткую молитву: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Этим песнопением православные сопровождают все время движения по дороге, а это не много не мало – семь километров от Забайкальского до микрорайона Кирзавод.

То, что крестный ход – телесное испытание, через которое потом получаешь духовное очищение, понимают многие. Пройдя меньше половины пути, одни страдают от натертых на ногах мозолей, другим требуется время, чтобы переобуться, так как сандалии порвались. У третьих перехватывает дыхание от быстрого темпа и наступающей к полудню духоты. Не раз всей колонне приходится останавливаться, ждать отстающих. Помогают лекарства, пластыри и бинты, которые в качестве спонсорской помощи предоставили аптеки города. Приходит на выручку и молодежь. «Давайте, я понесу вашу сумку, пока заклеиваете мозоль», — предлагает мне девушка Настя. Моей благодарности нет предела, ведь по неопытности я оказываюсь совсем неготовой к дальнему походу.

«Каждый ждет от крестного хода своих испытаний, — глядя на меня, произносит женщина, которая появилась неожиданно, словно ниоткуда. Она не называет своего имени. Ненадолго замолкает. Затем говорит скупо, сдержанно: «Я искала покой в вине. Скатывалась глубоко вниз. Потом боролась, карабкалась вверх, но снова срывалась. Муж, в конце концов, ушел из семьи, детей отняли.  Сейчас ради них снова борюсь за себя. Порой не понимаю, за что Господь любит меня, ведь я – жестокая мать, никчемная жена. А Он снова дает надежду, прощает и призывает к жизни праведной». Пока меня одолевают мысли о собственных поступках, за которые было мучительно стыдно, женщина исчезает из поля зрения, а на горизонте показываются дома. «Мы дошли, слава Богу», — констатирует кто-то.

На этом мой большой пеший поход заканчивается. Дальше эта группа едет на автобусе с заходами в села: Венюково и Виноградовку. Я же возвращаюсь на машине в Забайкальское, чтобы встретить вторую группу крестного хода. Ожидание не проходит даром: удается внести свою посильную лепту в приготовление обеда. Нарезая овощи для салата, знакомлюсь с замечательными забайкальскими женщинами, которые сегодня дежурят на кухне. «Я живу здесь давно, — рассказывает Лидия Петровна Марченко, — как в 4 годика привезли родители, так здесь «корни и пустила». Теперь уже внуки мои здесь растут. А крестный ход встречать для нас всегда – радость».

И эта радость не заставляет себя долго ждать: слышится пение православных, процессия (еще больше прежней) постепенно приближается и «растет» на глазах. К колонне присоединяются местные жители: мамы с малыми детьми, ребята разных возрастов. Батюшка Георгий у поклонного креста читает молитву, благословляет верующих и щедро окропляет святой водой. Уставшие, но довольные ходоки направляются в сельский Дом культуры, чтобы приобщиться к искусству музыки.

На сцену выходит женщина преклонного возраста с гармонью в руках. Галина Ивановна Кузьмичева (в девичестве Москвитина) приехала в Хабаровск в гости из Белгорода и попала к нам на крестный ход. «Недавно наша страна отметила очередную годовщину Дня Победы, — говорит она, — мой папочка воевал и никогда не расставался с баяном, и нас, деток, учил играть на нем. Говорил: «Победителей нужно встречать только с музыкой». А позже я освоила и гармошечку, самый русский инструмент». В нескольких вальсах, наигранных Галиной Ивановной, звучат и проводы русских солдат на войну, и фронтовые атаки, и товарищеские разговоры у костра, и торжественный победный марш. Хором зрители подпевают «Катюшу». Приводят в восторг духовные песни под аккомпанемент гармони.

После выступления за обедом нам удается перекинуться парой слов с Галиной Ивановной. «Вы знаете, а ведь мой дедушка Иоанн Москвитин, — рассказывает она, — до революции был православным священником, исповедником. Служил в Курской области, селе Нижний Теребуж. В советские годы батюшку Иоанна, которого народ любил и уважал, до смерти замучили большевики. На руках у бабушки – матушки Марии осталось восемь детей, девятого она носила под сердцем. Семье пришлось бежать от преследований. Сегодня мой дедушка иерей Иоанн причислен к лику святых новомученников и исповедников Церкви Русския». О судьбе о. Иоанна и всей его семьи Галина Ивановна рассказывает в интервью, размещенном на сайте Почаевского храма г. Белгорода, в разделе «Наши прихожане».

В обеденное время выдается минутка на общение и с нашими вяземскими прихожанами. «За первые два дня мы в общей сложности пешком прошли 16 км, — рассказывает Лариса Ивановна Маслова, — помню, как мой сын Алексий четыре года назад в первый раз шел и от усталости с ног валился. А нынче он алтарник, у батюшки первый помощник: готовит кадило, носит святую воду и выполняет другие обязанности пономаря. Даже не верится, что так быстро время пролетело».

Дальнейший наш путь со второй группой предстоит на автобусах и машинах. Всю дорогу, несмотря на усталость, люди поют краткие молитвы. По пути заезжаем в село Кедрово. После молебна у поклонного креста, где нас застает сильный дождь, к процессии присоединяются настоятель храма из Переяславки отец Максим, а также прихожане, приехавшие с ним. В конечный пункт нынешнего дня – село Шереметьево мы приезжаем около пяти часов вечера. Одни верующие обходят с крестным ходом все село, другие остаются на молебен в небольшом сельском храме, построенном в честь иконы Божией Матери Троеручицы. И снова молимся вместе. Вместе со всем крестным ходом, вокруг и внутри него. Не устаем благодарить Бога за то, что помогает нам понять – крестный ход идет не только по земле вяземской, но и по нашим сердцам.

День почти угас. Я возвращаюсь к прежней жизни, семье и заботам, но крестный ход продолжает звучать в душе. И ловлю себя на мысли: на следующий год пройду весь маршрут, чтобы испытание стало еще более серьезным.

 

Анастасия Шубина. Вяземский Вести 21.07.2016

крестный ход 2016

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Categories: Крестный ход

About the Author,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *