Неделя 9-я по Пятидесятнице — (73. Шествие Господа Иисуса Христа к ученикам по воде)

124282.bМф. XIV, 22-34: 22 И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. 23 И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. 24 А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. 25 В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. 26 И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. 27 Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. 28 Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. 29 Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, 30 но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. 31 Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? 32 И, когда вошли они в лодку, ветер утих. 33 Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий. 34 И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую.

73. Шествие Господа Иисуса Христа к ученикам по воде

Запись опубликована в рубрике Евангелие дня. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария на «Неделя 9-я по Пятидесятнице — (73. Шествие Господа Иисуса Христа к ученикам по воде)»

  1. Сергий говорит:

    «Не бойся, это Я!»
    «Нам трудно поверить, что Бог может находиться в сердце трагедии; и, однако, это так. Он находится в сердцевине трагедии в самом страшном смысле; предельная трагедия человечества и каждого из нас — наша отделенность от Бога, тот факт, что Бог для нас далек. Как бы близко Он к нам ни был, мы не ощущаем Его с той непосредственной ясностью, которая дала бы нам чувство уверенной безопасности и породила ликование. Все Царство Божие внутри нас, — и мы не чувствуем этого. И это — предельная трагедия каждого из нас и всего мира, из поколения в поколение. И вот в эту трагедию Христос, Сын Божий, вошел, став Сыном человеческим, вступив в сердцевину этой разделенности, того ужаса, который порождает душевную муку, разрыв, смерть. И мы — как эти ученики; нам не нужно представлять воображением, что с ними происходило: мы сами находимся в том же море, в той же буре, и Тот же Самый Христос, с креста или восставший из гроба, стоит посреди нее и говорит: Не бойся, это Я!..

    Петр захотел идти из лодки ко Христу, чтобы достичь безопасности. Не это ли и мы делаем все время? Когда разразится буря, мы спешим к Богу изо всех сил, потому что думаем, что в Нем спасение от опасности. Но недостаточно того, что спасение в Боге, наш путь к Богу лежит через само-забвение, через героическое доверие Ему, и веру. Если мы станем оглядываться на волны, и на вихри, и на нависающую угрозу смерти, мы, как Петр, начнем тонуть.

    Но и тогда мы не должны терять надежды. Нам дана уверенность, что как ни мала наша вера в Бога, Его вера в нас непоколебима; как ни мала наша любовь к Нему, Его любовь к нам беспредельна и измеряется всей жизнью и всей смертью Сына Божия, ставшего Сыном человеческим.

    И в тот момент, когда мы чувствуем, что нет надежды, что мы погибаем, если в это последнее мгновение у нас достаточно веры, чтобы закричать, как Петр закричал: Господи! Я тону! Я погибаю, помоги мне! — Он протянет нам руку и поможет нам. И поразительно и странно Евангелие говорит нам, что в мгновение, когда Христос взял Петра за руку, все оказались у берега.

    Задумаемся над этими различными моментами сегодняшнего Евангелия и посмотрим, какое отношение они имеют к нам, в буре нашей жизни, во внутренней буре, которая иногда бушует в нашем сердце и уме, во внешних бурных и устрашающих обстоятельствах жизни. Будем помнить, со всей уверенностью, которая дана нам в Божием собственном свидетельстве через Его учеников, что мы в безопасности и среди бури, и спасены Его любовью». (Митрополит Антоний Сурожский. Хождение по водам. «Проповеди»).

  2. Валерий говорит:

    Страх маловерия
    «Страх, как ветер, преследует человека на всех путях его. Откуда же исходит это ужасное чувство страха? Его главный источник указан в Евангелии: это наш отрыв от Христа, наше маловерие. Страх овладел Петром, когда оторвал он свой взгляд от Христа, сосредоточив все внимание на себе и его окружающих волнах.

    Дорогие мои, а взор, мысли и сердце современного, даже как будто верующего человека — разве ко Христу устремлены? Современный христианин живет не по Евангелию, живет обычно так, как велит его бессловесная природа. Его не тревожит и личная внутренняя нечистота. Не Бог, не заповедь Христова, а личное — свое понимание и обстоятельства — являются для него законом и руководителем в его делах. Он и не думает о том, чтобы свой житейский челн направить к Горнему Иерусалиму, а живет «как живется, как все»… Он в постоянной тревоге, теряется, падает от страха при виде, что поставленные им маленькие в жизни цели рушатся. И превращается человек в физически и душевно сломленное, жалкое существо. Исключив из своего опыта жизни волю Божию, отрывая свой взор от Христа, он применяется к общему тону жизни, к общей моральной мерке, и начинается жизнь его по велениям его бессловесной природы и всюду его окружает страх: он боится быть честным, опасается быть искренним, избегает быть правдивым, избегает проявлять доброту. Человек, таким образом, неизбежно попадает в плен лицемерия и лукавства, пустой становится душа его, он тонет в волнах фальши мирских отношений. Жалкое зрелище представляет собою такой человек. И счастлив тот, кто вспомнив о Христе, вспомнив о Любви Божией к человеку, подобно ап. Петру всем своим существом обратится ко Христу с воплем сердечным: «Господи, спаси, я погибаю!»

    Христос не оставил без помощи Петра. Он тотчас же протянул ему руку и поддержал Своего тонущего ученика, с кротким упреком: «маловерный, зачем ты усумнился?» Смущенный Апостол, вместе со своим Господом, вошел в лодку, ветер утих, и они скоро приблизились к лунным светом залитому берегу.

    Так будет услышан Господом и современный маловер, если всем сердцем и помышлением своим обратится ко Христу. Христос есть Любовь, Милость и Сила. Он не оставит его без помощи. Утихнут в душе его волны тревог и страха, благодатный свет озарит душу его, радость мира душевного отразится на лице его» (Епископ Митрофан(Зноско-Боровский).Слова и проповеди).

  3. Лариса говорит:

    Малодушие — «насколько он испугался, настолько и не веровал»
    «Показывая нам, что должно молиться сосредоточено, Господь поднимается на гору. Ибо все делает ради нас, Сам же Он не нуждался в молитве. Молится допоздна, научая нас не скоро оставлять молитву, но ночью особенно совершать ее, ибо тогда бывает многая тишина. Допускает, чтобы ученики подверглись опасности, чтобы они научились мужественно переносить искушения и познали Его силу. Лодка на средине моря — это показывает, что страх был велик.

    Не тотчас явился пред ними с целью укротить бурю, научая не скоро просить об удалении бед и переносить их мужественно, но около четвертой стражи, ибо на четыре части разделялась ночь у воинов, стерегущих поочередно, так что каждая стража продолжалась три часа. Итак, Господь явился после девятого часа ночи, идя по поверхности воды как Бог. Ученики же, ввиду необыкновенности и странности дела, подумали, что пред ними привидение, ибо не узнали Его по виду как потому, что была ночь, так и по причине страха. Господь же прежде всего ободряет их, говоря: это Я, Который все может, не бойтесь.

    Господь подостлал Петру море, показывая Свою силу. Но смотри: Петр, победив большее, разумею море, испугался ветра. Так слаба природа человека! И тотчас, как испугался, начал тонуть. Ибо когда ослабела вера, тогда Петр начал тонуть.

    Показывая, что не ветер — причина потопления, но малодушие, Христос упрекает не ветер, но малодушного Петра. Поэтому, подняв его, поставил на воду, позволяя ветру дуть. Не совершенно усомнился Петр, а несколько, то есть отчасти. Ибо насколько он испугался, настолько и не веровал. Когда же закричал: » Господи! спаси меня «, то этим уврачевал свое неверие. Почему и слышит: маловерный, а не «неверный». Итак, и бывшие в лодке отрешились от страха, ибо ветер утих. Познав чрез это Иисуса, они исповедуют Его Божество. Ибо ходить по морю свойственно не человеку, но Богу, как и Давид говорит: Путь Твой в море, и стезя Твоя в водах великих (Пс.76, 20).

    По духовному изъяснению, корабль — это земля, волнение — жизнь, возмущаемая злыми духами, ночь — неведение. В четвертую стражу, то есть к концу веков, явился Христос. Первая стража — завет с Авраамом, вторая — закон Моисея, третья — пророки, четвертая — пришествие Господа. Ибо Он спас обуреваемых, когда пришел и жил с нами, чтобы мы, познав Его как Бога, поклонились Ему» (Толкование на Святое Евангелие Феофилакта Болгарского).

  4. Ольга говорит:

    Начал — держись и дерзай о Господе, Который близ
    «Св. апостол Петр, с позволения Господня, сходит с корабля и идет по воде; потом уступает движению страха и начинает тонуть. То, что он решился на такое необычайное дело, уповая на Господа, не представляет ничего укорительного, ибо иначе Господь не позволил бы ему того; укорительно то, что он не выдержал первого строя душевного. Его исполнило воодушевленное упование на Господа, что Он все может, и это дало ему дерзновение ввериться волнам. Сделано уже несколько шагов по этому новому пути: надлежало только крепче стать в уповании, взирая на Господа, Который близ, и на опыт хождения Его силою, а он вдался в человеческие помышления: «силен ветер, велики волны, вода не тверда»; это и расшатало и ослабило в нем крепость веры и упования. Оторвался он по этой причине от руки Господа и, оставшись преданным действию законов естества, начал тонуть. Господь укорил его: «маловерный! зачем ты усомнился?», показывая, что в этом вся причина беды. Вот урок всем, которые предпринимают что-либо, великое или малое, в видах угождения Господу! Хранить первый строй веры и упования, от которых рождается великая добродетель — терпение в доброделании, служащее основой жизни богоугодной. Пока хранятся эти расположения, до тех пор воодушевление на труды в начатом пути не отходят, и препятствия, как бы велики они ни были, не замечаются. Когда же они ослабеют, тотчас наполнят душу человеческие соображения о человеческих способах к сохранению жизни и ведению начатых дел. А так как эти последние всегда оказываются бессильными, то в душу входит страх, как быть; отсюда колебания продолжать ли, а наконец и совсем возвращение вспять. Надо так: начал — держись; мысли смущающие гони, а дерзай о Господе, Который близ». (Свт. Феофан Затворник, «Мысли на каждый день года по церковным чтениям Слова Божия», Неделя девятая по Пятидесятнице).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *