72. Насыщение 5000 народа пятью хлебами и двумя рыбами

Мф. XIV, 13-21: 13 И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком. 14 И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их. 15 Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. 16 Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть. 17 Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. 18 Он сказал: принесите их Мне сюда. 19 И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу. 20 И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; 21 а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.

Мк. VI, 31-44: 31 Он сказал им: пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного,- ибо много было приходящих и отходящих, так что и есть им было некогда. 32 И отправились в пустынное место в лодке одни. 33 Народ увидел, как они отправлялись, и многие узнали их; и бежали туда пешие из всех городов, и предупредили их, и собрались к Нему. 34 Иисус, выйдя, увидел множество народа и сжалился над ними, потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря; и начал учить их много. 35 И как времени прошло много, ученики Его, приступив к Нему, говорят: место здесь пустынное, а времени уже много,- 36 отпусти их, чтобы они пошли в окрестные деревни и селения и купили себе хлеба, ибо им нечего есть. 37 Он сказал им в ответ: вы дайте им есть. И сказали Ему: разве нам пойти купить хлеба динариев на двести и дать им есть? 38 Но Он спросил их: сколько у вас хлебов? пойдите, посмотрите. Они, узнав, сказали: пять хлебов и две рыбы. 39 Тогда повелел им рассадить всех отделениями на зеленой траве. 40 И сели рядами, по сто и по пятидесяти. 41 Он взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил и преломил хлебы и дал ученикам Своим, чтобы они раздали им; и две рыбы разделил на всех. 42 И ели все, и насытились. 43 И набрали кусков хлеба и остатков от рыб двенадцать полных коробов. 44 Было же евших хлебы около пяти тысяч мужей.

Лк. IX, 11-17: 11 Но народ, узнав, пошел за Ним; и Он, приняв их, беседовал с ними о Царствии Божием и требовавших исцеления исцелял. 12 День же начал склоняться к вечеру. И, приступив к Нему, двенадцать говорили Ему: отпусти народ, чтобы они пошли в окрестные селения и деревни ночевать и достали пищи; потому что мы здесь в пустом месте. 13 Но Он сказал им: вы дайте им есть. Они сказали: у нас нет более пяти хлебов и двух рыб; разве нам пойти купить пищи для всех сих людей? 14 Ибо их было около пяти тысяч человек. Но Он сказал ученикам Своим: рассадите их рядами по пятидесяти. 15 И сделали так, и рассадили всех. 16 Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу. 17 И ели, и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коробов.

Ин. VI, 1-14: После сего пошел Иисус на ту сторону моря Галилейского, в окрестности Тивериады. За Ним последовало множество народа, потому что видели чудеса, которые Он творил над больными. Иисус взошел на гору и там сидел с учениками Своими. Приближалась же Пасха, праздник Иудейский. Иисус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать. Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу. Один из учеников Его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему: здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества? 10 Иисус сказал: велите им возлечь. Было же на том месте много травы. Итак возлегло людей числом около пяти тысяч. 11 Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. 12 И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. 13 И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели. 14 Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: это истинно Тот Пророк, Которому должно прийти в мир.

Руководство к изучению Четвероевангелия

Прот. Серафим Слободской (1912-1971) 
По книге «Закон Божий», 1957.

Чудесное насыщение народа пятью хлебами

(Мф. XIV, 14-21; Мк. VI, 32-44; Лк. IX, 10-17; Ин. VI, 1-15)

Насыщение народаВскоре после смерти Иоанна Крестителя Иисус Христос вместе с учениками отправился на другую сторону озера. Народ пешком бежал за ним по берегу. Когда лодка остановилась, на берегу, уже собралось множество народа. Иисус Христос, видя множество людей, сжалился над ними, потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря. Он вышел на берег, и много и долго беседовал с народом о Царстве Небесном, и исцелял много больных. Народ с таким усердием слушал Его, что не замечал, как проходило время. Наконец, день стал клониться к вечеру.

Ученики подошли к Иисусу Христу и сказали: «место здесь пустынное, а время позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в ближайшие селения купить себе хлеба, потому что им нечего есть».

Но Господь ответил ученикам: «не нужно им идти; вы дайте им есть».

Апостол Филипп сказал Ему: «им и на двести динариев мало будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя бы понемногу».

Иисус же сказал: «сколько у вас хлеба? Пойдите, посмотрите».

Когда они узнали, апостол Андрей сказал: «здесь есть у одного мальчика пять ячменных хлебов и две рыбы; но что это для такого множества народа!?»

Тогда Иисус Христос сказал: «принесите их Мне сюда», и повелел ученикам рассадить народ рядами по сто и по пятидесяти человек.

Потом Иисус Христос взял пять хлебов и две рыбы и, посмотрев на небо, благословил их, разломил и дал ученикам, а ученики раздавали народу.

Все ели и насытились.

Когда же все насытились, Иисус Христос сказал ученикам Своим: «соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало».

Ученики пошли, собрали и наполнили оставшимися кусками двенадцать коробов полных, а евших было около пяти тысяч человек, не считая женщин и детей.

В другой раз Господь семью хлебами и немногими рыбами насытил 4.000 человек, также не считая женщин и детей.

Архиеп. Аверкий (Таушев) (1906-1976) 
Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие. Свято-Троицкий монастырь, Джорданвилль, 1954.

Часть вторая

27. Чудесное насыщение пяти тысяч народа пятью хлебами

(Мф. XIV, 14-21; Мк. VI, 32-44; Лк. IX, 10-17; Ин. VI, 1-15)

Об этом чудесном событии рассказывают все четыре Евангелиста, причем Евангелист Иоанн указывает на это событие, как на повод для Господа раскрыть перед иудеями Свое учение о хлебе небесном и о таинстве причащения Тела и Крови Его, причем дает и важное хронологическое указание, что все это произошло, когда «приближалась Пасха, праздник иудейский» (Третья Пасха служения Христова).

По получении известия о смерти Иоанна Крестителя Господь Иисус Христос удалился из Галилеи, вместе с только что возвратившимися из своего проповеднического путешествия Апостолами, на лодке на восточную сторону Тивериадского озера, в пустынное место близ г. Вифсаиды. Так как одна Вифсаида находилась на западном берегу около Капернаума, то здесь, надо полагать, разумеется другая находившаяся на востоке от впадения Иордана в Геннисаретское озеро, и называвшаяся Вифсаида-Юлия. По рассказу Ев. Марка, народ увидел как они туда отправлялись, и многие бежали туда пешие из всех городов и предупредили их прибытием на ту сторону, и там в пустынном месте снова собрались ко Иисусу Христу. Увидев множество народа, Господь сжалился над ними, «потому что они были, как овцы, не имеющий пастыря», и начал учить их много (Марк. 6:34), говорить им о Царствии Божием (Лук. 9:11) и исцелять больных их (Матф. 14:14). По некотором времени, Он, согласно повествованию св. Иоанна, взошел на гору, там сидел с учениками Своими и увидел, что множество народа идет к Нему. День же начал склоняться к вечеру. Тогда все Апостолы, приступив к Нему, стали говорить: «Место здесь пустынное и время позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в окрестные деревни и селения и там купили себе хлеба, ибо им нечего есть». Но Господь не восхотел отослать от Себя народ и сказал ученикам: «Дадите вы им ясти!» Испытывая веру Ап. Филиппа, Господь спросил его: «Где бы нам купить хлеба, чтобы их накормить?», на что Филипп отвечал: «на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу». Подобное говорили и прочие ученики. Тогда Господь говорит им: «Сколько у вас хлебов? пойдите посмотрите». Они узнали, и Андрей сказал Ему: «Здесь есть у одного мальчика (вероятно, торговца съестными припасами, сопровождавшего всю эту толпу) пять хлебов ячменных и две рыбки: но что это для такого множества». Тогда Иисус сказал: «Принесите сюда хлебы и рыбы», «велите народу возлечь». И повелел посадить народ «на споды», т.е. отделениями по пятидесяти. И народ сел на зеленой траве по сто, в одном направлении, и по пятидесяти, в другом, поперечном первому («На лехи, на лехи по сту и по пятьдесят» – Марк. ст. 40), чтобы таким образом сосчитать всех. Оказалось около 5.000, кроме женщин и детей. И взяв пять хлебов и две рыбы, Господь воззрел на небо, воздал благодарение (Иоан. ст. 14), благословил их (Лук. ст. 16), преломил, дал ученикам, чтобы ученики раздавали народу; также и две рыбы разделил на всех (Марк.), сколько кто хотел (Иоан.). «И ели все и насытились». Когда насытились, то Господь велел ученикам собрать оставшиеся куски, чтобы ничто не пропало. Кусков хлеба и рыбы было собрано двенадцать полных коробов. «Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: это истинно Тот Пророк Которому должно прийти в мир. Иисус же узнав, что хотят прийти, нечаянно взять Его и сделать царем, опять удалился в гору один» (Иоан. 14-15). Вероятно, народ хотел воспользоваться скорым наступлением праздника Пасхи, чтобы увлекши с собой Христа в Иерусалим, там и провозгласить Его всенародно царем. Но Господь, конечно, не хотел потакать этим ложным представлениям о Мессии, как о земном царе. Он повелел ученикам отправиться вперед на западную сторону озера, а Сам, успокоив взволнованный чудом народ, отпустил его, и взошел на гору помолиться.

А. В. Иванов (1837-1912)
Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие. Спб., 1914.

Насыщение пяти тысяч человек пятью хлебами

(Мф. 14:13-21; Мк. 6:30-44; Лк. 9:10-17; Ин. 6:1-13)

Насыщая души слушателей Своих словом Божиим, Иисус Христос насыщал иногда и тела их чудесным хлебом. Так, однажды, в пустынном месте, вблизи Вифсаиды, по ту сторону Галилейскаго озера, когда последовавшия за Ним толпы народа проголодались, Он повелел Своим ученикам дать им хлеба; но у них, как и у следовавшаго за Ним народа хлеба не было, и только у одного мальчика нашлось пять ячменных хлебов и две рыбы. Однако, Тому, Который из ничего мог сотворить необъятный мир, достаточно было и сих немногих и малых хлебов и рыб, чтобы насытить ими огромную массу народа, для насыщения которой нужно было хлеба, по мнению учеников, по крайней мере, на 200 динариев.

Повелев народу возлечь на траве, Божественный Питатель благословил Бога и, преломив хлебы и рыбы, давал ученикам Своим, а они раздавали народу. По благословенно Божию, 5000 человек, не считая жен и детей, были насыщены чудесным хлебом, и ученики могли еще собрать остатков 12 корзин — то есть в несколько раз больше того количества, какое находилось у мальчика до совершения чуда.

1. Из множества чудес Иисуса Христа — о которых упоминают евангелисты — чудесное насыщение 5000 пятью хлебами подробно рассказывается всеми четырьмя Еѵангелистами, что одно подтверждает несомненную достоверность чудеснаго события. С другой стороны, это подтверждается и словами Спасителя, Который неоднократно ссылается на это чудо (Мф. 16:9; Ин. 6:26).

2. Попытка рационалистов объяснить насыщение пятью хлебами 5000 человек не чудом, а умением Иисуса заставить народ обнаружить скрываемый в носимых им сумках и мешках запасной хлеб, противоречит прямому утверждению учеников Христовых, что ни у них, ни у народа нет хлеба; а Апостолы говорили это не наобум. Притом, если бы действительно было так, как представляют рационалисты, то Иисус Христос отнюдь не мог рассчитывать на то, что те люди, которые раз сказали, что у них нет хлеба, вынут свой спрятанный хлеб и станут и сами есть и с другими делиться. Тогда нужно предположить какое-то общее соглашение всего народа намеренно скрыть имеющейся хлеб от Иисуса, чтобы таким образом или поставить Его в затруднение или заставить Его произвести чудо. И как же один мальчик не скрыл своего запаса?

3. Рассказывая о чудесном умножении хлебов, Иоанн упоминает, что пять хлебов и две рыбки нашлись у одного мальчика, чем показывается малость и полная недостаточность для насыщения даже пяти человек, а не 5000. Собрание же 12 корзин кусков ещё более подтверждает важность чуда.

4. В жизни последователей Христовых часто случается такая нужда в духовной пище, что удовлетворить ей может только Божественное слово, питающее души людей. Глаголы науки и жизни часто не в состоянии удовлетворить духовному голоду человека, и на обширных и богатых рынках Человеческой мысли он иногда не находит для себя пищи, которая насытила бы его, так что он чувствует кругом себя пустыню, а в душе пустоту. В таких случаях с трапезы Галилейских рыбаков несколько благословенных хлебов Божественнаго глагола могут насытить алчущих с таким избытком, что крохи от Божественной трапезы могут наполнить кошницы науки и искусства.

Примечание. «В каталоге (то есть словаре) Иудейских и Греческих речений», приложенных к Елисаветинскому изданию Библии, ценность динария определяется так: «Динарий, по-Славянски пенязь — имя монеты серебряной. Динарий был двух родов — священный и гражданский; священный был вдвое больше гражданскаго и назывался так потому, что употреблялся на церковныя потребности; равнялся же он 10 копейкам». По другим исследованиям, динарий — Римская монета, заключает в себе 10, а впоследствии 16 асс и делится на 4 сестерции; равнялся Греческой драхме или франку, около 25 копеек. Переложенная на наши деньги эта сумма (20-50 рублей по курсу 1913 года) не должна казаться незначительной для покупки хлеба на такое большое число людей, потому что тогда в Палестине хлеб был в таком изобилии, что покупка его на 200 динариев могла показаться для Апостолов достаточной для удовлетворения 5,000 человек.

5. Насышение пятью хлебами произошло в пустыне вблизи Вифсаиды Юлии, по ту сторону Галилейскаго моря, на Восточном берегу его, как видно из того, что Иисус после этого события по морю возвращается в Капернаум (Ин. 6:17), и потому упомянутое в начале этой главы выражение: на он пол моря Галилеи Тивериадска (в Русском переводе «по ту сторону моря Галилейскаго», в окрестности Тивериады) следует перевести: насупротив или из Тивериады (της Τιβερ ιάδος), потому что Тивериада лежала на одном берегу с Капернаумом, то есть на Западном, а Вифсаида Юлія — на Восточном.

Святоотеческое толкование

Свт. Иоанн Златоуст (ок. 347-407)

Ст. 13-18 И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком. И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их. Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда.

Заметь, что Господь всякий раз удалялся, когда Иоанн был предан, когда он умерщвлен, и когда иудеи услышали, что Иисус приобретает многих учеников. Ему угодно было чаще поступать по-человечески, пока не пришло время вполне обнаружить божество Свое. Потому и ученикам он приказывал никому не говорить, что Он Христос; Он хотел, чтобы это сделалось известным по воскресении Его. По этой причине и с иудеев, которые дотоле не веровали в Него, не строго взыскивал, а напротив извинял их. Удаляется же не в город, но в пустыню, и притом на корабле, чтобы никто не следовал за Ним. Не оставь без замечания и того, что ученики Иоанновы теперь уже ближе стали к Иисусу. Они именно уведомили Его о случившимся (с Иоанном) и, оставив все, делаются уже Его учениками. Так, кроме несчастия, немало исправило их и то, что Иисус внушил уже им о Себе Своим ответом. Но почему Господь не удалился до получения от них известия, хотя знал о случившемся и без уведомления? Для того, чтобы во всем показать действительность воплощения. Не видом только, но и самыми делами Он хотел уверить в истинности его, потому что знал злобную хитрость дьявола, который готов все сделать, только бы истребить в людях мысль о Его воплощении. Вот по каким причинам удаляется Христос. Но привязанный к Нему народ не оставляет Его, а следует за Ним; и происшествие с Иоанном не устрашало Его. Такова привязанность! Такова любовь! Так она все побеждает и устраняет трудности. За это-то народ и получил вскоре награду. И изшед Иисус, продолжает евангелист, виде мног народ, и милосердова о них, и исцели недужныя их (ст. 14). Хотя ревность их была велика, но благодеяния Христовы превышали цену всякого усердия. Потому евангелист и причиною исцелений в данном случае поставляет особенную милость; Христос всех исцеляет, и не спрашивает здесь о вере, потому что исцеленные показывают свою веру уже тем самым, что пришли к Иисусу, оставили города, тщательно искали Его и не оставляли, когда даже принуждал их к тому голод. Христос намеревается дать им пищу. Но сам не начинает этого, а ожидает, пока обратятся к нему с просьбою, всюду, как я уже говорил, наблюдая правило: не прежде приступать к совершению чудес, как по просьбе. Но почему же никто из народа не подошел и не попросил Его об этом? Они безмерно Его уважали, и желанием быть при нем подавляли в себе чувство голода. Но и ученики Его не подошли и не сказали: накорми их, потому что еще были несовершенны. Но что они говорят? Позде же бывшу, говорит евангелист, приступиша ученицы Его, глаголюще: пусто есть место, и час уже мину; отпусти народы, да шедше купят брашна себе (ст. 15). Если ученики и по совершении этого чуда забыли о нем, и после кошниц думали, что Христос говорит о хлебах, когда Он учение фарисейское назвал квасом, то тем более, не видевши еще на опыте такого чуда, не могли ожидать чего-нибудь подобного (Матф. XVI, 16). И хотя Христос исцелил сперва многих недужных, однако ученики, и то видя, не ожидали чуда над хлебами. Столько еще были они несовершенны! Ты же заметь мудрость Учителя, как прямо Он ведет их к вере. Не сказал вдруг: Я напитаю их; этому они не скоро бы поверили. Иисус же, говорит евангелист, рече им, — что же именно? Не требуют отъити, дадите вы им ясти (ст. 16). Не сказал: Я дам; но — вы дадите, — так как они еще считали Его простым человеком. Даже и после этого не возвысились они в понятиях, напротив, отвечают как простому человеку, говоря: не имамы, токмо пять хлеб и две рыбе (ст. 17). Потому и евангелист Марк говорит, что они не разумели сказанного: бе бо сердце их окаменено (Марк. VI, 52; VIII, 17). Итак, поелику они еще пресмыкались по земле, то Господь сам начинает уже действовать, и говорит: принесите ми их семо (ст. 18). Хотя пусто есть место, но здесь Тот, Кто питает вселенную; хотя час уже мину, но с вами беседует Тот, Кто не подлежит времени. Иоанн упоминает и о том, что хлебы были ячменные, и не без цели говорит об этом, а с намерением научить, чтобы мы не тщеславились дорогими яствами. Такова была трапеза и у пророков.

Ст. 19-21 И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.

Прием убо пять хлеб и обе рыбе, продолжает евангелист, и повелев народом возлещи на траве, воззрев на небо, благослови, и преломив даде учеником Своим, ученицы же народом. И ядоша вси, и насытишася; и взяша избытки укрух, дванадесять коша исполнь. Ядущих же бе мужей яко пять тысящ, разве жен и детей (ст. 19 — 21). Для чего Христос воззрел на небо и благословил? Ему надлежало уверить о Себе, что послан от Отца, и что равен Ему. Доказательства же этих истин, по-видимому, противоречили одно другому. Равенство Свое с Отцом Он доказывал тем, что делал все со властью; а потому, что послан от Отца, не поверили бы, если бы не поступал во всем с великим смирением, не стал приписывать всего Отцу, и во всяком деле призывать Его. Вот почему Господь, в подтверждение того и другого, не делает ни того, ни другого исключительно, но творит чудеса иногда со властью, а иногда по молитве. Потом, чтобы в этих действиях Его не представлялось опять противоречия, в делах менее важных взирает на небо, а в важнейших все творит со властью, из чего ты должен заключить, что и в менее важных делах Он поступает так не по нужде в содействии, но воздавая честь Рождшему Его. Так, когда отпускал грехи, отверз рай и ввел в него разбойника, когда полновластно отменял ветхий закон, воскрешал многих мертвых, укрощал море, обнаруживал тайны сердечные, отверзал очи, — каковые дела свойственны одному Богу, а не другому кому, — ни при одном из этих действий не видим Его молящимся. А когда намеревался умножить хлебы, что было гораздо маловажнее всех прежде исчисленных действий, тогда взирает на небо, как в подтверждение Своего посольства от Отца, по замеченному мною выше, так и в научение наше, не прежде приступать к трапезе, как воздав благодарение Подающему нам пищу. Но почему не творит хлебов вновь? Чтобы заградить уста Маркиону и Манихею, которые не признают Его Творцом, чтобы самыми делами научить, что все видимое произведено и сотворено Им, и чтобы доказать, что Он есть дающий плоды и изрекший в начале: да произрастит земля былие травное; также: да изведут воды гады душ живых (Быт. I, 11, 20). И настоящее чудо не маловажнее творения былия или гадов. В самом деле, пресмыкающиеся, хотя и сотворены вновь, однако сотворены из воды. А из пяти хлебов и двух рыб сделать так много — не маловажнее, чем произвесть из земли плод и из воды пресмыкающихся животных; это значило, что Иисус имеет власть над землею и над морем. Доселе творил Он чудеса над одними больными; а теперь оказывает всеобщее благодеяние, чтобы народ не оставался простым зрителем того, что происходило с другими, но сам получил дар. И что иудеям, во время странствования по пустыне, казалось чудным (так как они говорили: еда и хлеб может дати, или уготовати трапезу в пустыне (Псал. LXXVII, 20), то самое Господь показал на деле. Для того и ведет их в пустыню, чтобы чудо не подлежало решительно никакому сомнению, и никто не подумал, что для напитания принесено что-нибудь из ближнего селения. Для того евангелист упоминает и о времени, а не только о месте. Отсюда научаемся и другому, именно: познаем умеренность учеников в удовлетворении необходимых потребностей, и то, как мало заботились они о пище. Их было двенадцать человек; а они имели при себе только пять хлебов и две рыбы. Столь мало радели они о плотском, а занимались только духовным! Да и этих немногих хлебов не стали удерживать, а и их отдали, как скоро попросили у них. Отсюда должны мы научиться, что хотя имеем у себя и малость, и то обязаны отдавать нуждающимся. Когда им велено принести пять хлебов, они не говорят: что же будем есть сами? Чем утолим свой голод? — но тотчас повинуются. Кроме сказанного, по моему мнению, Христос и для того не творит вновь хлебов, чтобы привести учеников к вере: они были еще весьма слабы. Потому взирает и на небо. Они видели неоднократно примеры других чудес, а такого чуда еще не видали. Итак, взяв, преломил и раздавал чрез учеников, делая им чрез это честь. Впрочем, Он сделал это не столько для чести их, сколько для того, чтобы, когда совершится чудо, они не остались в неверии и не забыли о бывшем, когда собственные их руки будут свидетельствовать о том. Для той же цели и народу дает сперва испытать чувство голода; для той же цели выжидает, чтобы ученики пришли и просили, чрез них же рассаживает народ, чрез них же раздает хлеб, желая, чтобы каждый предрасположен был к чуду собственным сознанием и опытом. По той же причине берет и хлебы от учеников, чтобы много было свидетельств о случившемся, и памятнее сделалось для них чудо. Если и при всем том забыли они, то что бы вышло, когда бы не приняты были такие меры? Господь повелевает возлечь на траве, научая тем народ простоте жизни; хотел не тело только напитать, но и душу научить.

Итак, Господь для того избрал такое место, дал не более, как хлебы и рыбу, предложил всем одну общую пищу и никому не уделил больше другого, чтобы научить смиренномудрию, воздержанию, любви, — тому, чтобы мы все равно были расположены друг к другу и все считали общим. И преломив, даде учеником, ученицы же народом. Пят хлебов преломил и роздал, и эти пять хлебов в руках учеников не истощались. Но и тем чудо еще не ограничилось. Господь сделал, что оказался избыток, и избыток не в цельных хлебах, а в кусках, чтобы показать, что это точно остатки от тех хлебов, и чтобы не находившиеся при совершении чуда могли узнать, что оно было. Для того Христос попустил народу почувствовать и голод, чтобы не принял кто чуда за мечту; для того сделал остатков двенадцать кошниц, чтобы и Иуде было что нести. Господь и без хлебов мог утолить голод, но тогда ученики не познали бы Его могущества, потому что это было и при Илие. А за это чудо иудеи так удивились Ему, что хотели сделать даже царем, хотя при других чудесах никогда не покушались на то. Какое же слово изобразит то, как источались хлебы, как они растекались по пустыне? Как их достало для такого множества? Евших было пять тысяч, кроме жен и детей; и это служит большою похвалою для народа, что и жены и мужи следовали за Христом. Как могли быть остатки? Это тоже не маловажнее первого. Притом остатков вышло столько, что число корзин равнялось числу учеников, — ни больше, ни меньше. Господь отдал куски не народу, а ученикам, потому что народ не столько был совершен, как ученики.

Блаж. Иероним Стридонтский (342-419 или 420)

Ст. 12-13 Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его. — Иосиф [Флавий] сообщает, что Иоанн был обезглавлен в некотором городе Аравии. А следующие затем слова: И ученики его, прибыв, унесли тело Его, можно относить и к ученикам Иоанна, и к ученикам Спасителя.

И пошли, возвестили Иисусу. И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один. — Они возвещают о совершившемся убийстве Иоанна; Иисус же, услышав о нем, удалился в пустынное место. Не из страха смерти, как полагают некоторые, а щадя своих врагов, чтобы они не присоединили к человекоубийству нового человекоубийства. А может быть, Он отлагал свою смерть до дня Пасхи, когда таинственно должен был приноситься в жертву агнец и когда притолки дверей домов верующих должны были окропиться кровью (Исх 12). Может также быть и потому удалился Он, что хотел показать нам пример, как мы должны избегать неразумной поспешности тех, которые предают себя гонителям, потому что не все выказывают ту же самую непреклонность во время мучений, какую обнаруживают, предавая себя на страдания. По этой именно причине Он повелевает нам в другом месте: Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой (Мф 10:23). При том Евангелист употребляет искусное (eleganter) выражение: он не говорит: бежал, но: удалился, так что Он скорее удалялся от преследователей, чем боялся их. Иначе. После того, как пророк был обезглавлен иудеями и царем иудеев и пророчество потеряло у них свой язык и свой голос, Иисус удалился в пустынное место Церкви, которая прежде не имела мужа.

А народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком. — Услышав о смерти Иоанна, Он мог удалиться в уединенное место и по другой причине, — именно: чтобы подтвердить веру уверовавших. Наконец, толпы народа последовали за Ним пешими, не на вьючных животных, не на повозках разного рода, а на своих ногах, чтобы показать пылкость своей души. Если мы захотим открывать значение отдельных выражений, то должны будем выступить за пределы предположенного нами краткого труда. Тем не менее, необходимо сказать мимоходом, что после того, как Господь удалился в пустыню, за Ним последовали весьма многочисленные толпы народа; ибо прежде Своего удаления в пустыню язычества, Он был в почтении только у одного народа.

И, выйдя, Иисус увидел множество людей; и сжалился над ними и исцелил больных их. — В евангельских речах с буквой всегда соединен дух, и то, что на первый взгляд кажется холодным, если прикоснешься к нему, оказывается пылающим. Господь был в пустыне; за Ним последовали толпы, оставляя города свои, т. е. прежнее поведение и разнообразие учений (dogmatum). Иисус же, выйдя, показывает, что толпы, хотя имели желание пойти, но не имели силы дойти до конца; посему Спаситель и выходит из места Своего и идет навстречу, подобно тому как, — согласно изображенному в другой притче, — Он выбегает навстречу приносящему покаяние сыну (Лк 15:20). И увидев толпы людей, Он умилосердился над ними и исцелил недужных между ними, чтобы за полной верой непосредственно следовала и награда.

Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное, и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. — Все полно таинственностью (mysteriis). Он удалился из Иудеи, пришел в пустынное место; за Ним последовали толпы народа, оставив города свои. Иисус вышел к ним, умилосердился над ними, исцелил недужных между ними: и сделал Он это не утром, не при наступлении дня, не в полдень, но вечером, когда почило Солнце правды.

Но Иисус сказал им: не нужно им идти. — Они не имеют нужды искать различной пищи и покупать себе неизвестный хлеб, так как они имеют у себя хлеб небесный.

Вы дайте им есть. — Он призывает апостолов к преломлению хлеба, чтобы величие чуда было более явственно, так как они были свидетелями того, что сам Он [хлеба] не имеет.

Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. — У другого евангелиста мы читаем: Здесь есть у одного мальчика пять хлебов (Ин 6:9). Под ним, по моему мнению, разумеется Моисей. А под двумя рыбами мы понимаем или оба Завета, или число два, относящиеся к закону (или: закону и пророкам). Итак, апостолы прежде страдания Спасителя и блистания молниеносного Евангелия, имели только пять хлебов и две рыбки, которые вращались в соленых водах и волнах моря.

Он сказал: принесите их Мне сюда. — Слушай Маркион, слушай Манихей! Господь повелевает принести Себе пять хлебов и две рыбки, чтобы освятить их и умножить.

Ст. 19-20 И велел народу возлечь на траву. — В буквальном значении смысл этого вполне ясен; раскроем духовное понимание. Они получили повеление расположиться на траве, или, — по сказанию другого евангелиста, — на земле, по пятидесяти и по сто (Лк 9:14), чтобы, поправ плоть свою и блеск ее, и похоти мира сего, и подобно сухому сену поработив их себе, они через покаяние пятидесятницы (quinquagenarii numeri) могли возвыситься к совершенной вершине стократного числа (т. е. принесли стократный плод).

И, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам. — Он воззрел на небо, чтобы научить, что очи должны быть обращаемы туда. Он взял пять хлебов и две рыбы в руки свои и преломил их, и давал ученикам. В преломлении Господа произошло умножение (seminarium — рассадник) хлеба. Если бы хлебы не были разломлены, не были разделены на куски и на многочисленные крохи, то они не могли бы напитать столь великое множество: толпу людей с детьми и женщинами. Таким образом преломляется закон вместе с пророками, разделяется на куски, и в среду их вносятся тайны (mysteria), так что остающийся целым, и в своем прежнем состоянии не могший напитать людей, он по разделении на части напитывает множество язычников (gentium-народов.)

А ученики — народу. И ели все, и насытились. — Множество народа получает питание от Господа, — через апостолов.

И набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных. — Каждый из апостолов от остававшегося от Спасителя наполняет корзину свою, или для того, чтобы после этого иметь то, из чего можно было бы подавать народам яства, или для того, чтобы после этого остатками явственно показать, что умноженные хлебы были действительными (veros) хлебами. Исследуй вместе с тем и то, каким образом в столь обширной пустыне и в уединенном месте нашлось только пять хлебов и две рыбы и столь легко нашлось двенадцать корзин.

А евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей. — Соответственно числу [вкушаемых] пяти хлебов и количество вкушавших людей было пять тысяч. Действительно, число их еще не достигло до седмеричного числа [хлебов], — как сообщается в другом месте повествования, — вкушавших которое было четыре тысячи (Мф. 15:38; 16:10), сближаемые [таинственно] с четырьмя Евангелистами. А вкушало пять тысяч таких мужей, которые возросли в мужа совершенного и следовали за Тем, о Котором говорит Захария: Вот Муж, — Восток имя Его (Зах 6:12). А женщины и дети, или пол слабый и возраст младший, не достойны исчисления. Поэтому же и в Книге Чисел, — когда бы ни описывались священники и левиты, войско или множество сражающихся, — без указания числа остаются рабы, женщины, малолетние и незнатный народ.

Блаж. Феофилакт Болгарский (XI–XII)

И услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один. Иисус уходит по причине убийства Ирода, научая и нас не подвергаться опасностям; уходит также и для того, чтобы не думали, что Он воплотился призрачно. Ибо если бы Ирод овладел Им, то он сделал бы попытку погубить Его, и если бы Иисус в этом случае исхитил Себя из среды опасностей, потому что не пришло время смерти, то сочли бы, что Он — привидение. Итак, вот почему Он уходит. «Уходит в пустынное место», чтобы сделать там чудо над хлебами.

А народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком. И выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их. Народ показывает веру, в силу которой он идет за удаляющимся Иисусом. Поэтому, как награду за веру, получает исцеления. Следуют за Ним пешком и без пищи. Это все — от веры.

Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное, и время уже позднее, отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти; вы дайте им есть. Человеколюбивы ученики, ибо они заботятся о народе и поэтому не желают, чтобы он был голодным. Что же Спаситель? «Дайте, — говорит, — им вы есть». Говорит это не потому, что не знал, какую бедность испытывали апостолы, но для того, чтобы, когда они скажут «не имеем», оказалось, что Он приступает к совершению чуда по нужде, а не из любви к славе.

Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил. Принесите Мне хлебы сюда, ибо хотя поздно, но Я — Творец времени; хотя место пустынно, но Я Тот, Кто дает пищу всякой плоти. Отсюда научаемся тому, что если и немногое имеем, мы должны употреблять его на гостеприимство, ибо и апостолы, имея немногое, отдали народу. Но как это немногое умножилось, так умножится и твое немногое. Размещает народ на траве, научая простоте, чтобы и ты не покоился на многоценных постелях и коврах. Подымает взоры к небу и благословляет хлебы, может быть, и для того, чтобы уверовали, что Он не противник Богу, но пришел от Отца и с неба, а также и для того, чтобы научить нас, чтобы мы, прикасаясь трапезы, благодарили и таким образом вкушали пищу.

И преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу. И ели все, и насытились, и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных. А евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей. Ученикам дает хлебы, чтобы они всегда помнили о чуде и чтобы оно не выходило из их мысли, хотя они и скоро позабыли о нем. Чтобы ты не подумал, будто Господь совершил чудо только призрачно, с этой целью хлебы умножаются. Двенадцать коробов оказывается для того, чтобы и Иуда понес и не был увлекаем на предательство, раздумывая о чуде. И хлебы умножает, и рыбы, чтобы показать, что Он — Творец земли и моря и что все, что мы едим каждый день, едим потому, что Он подает, и пища Им умножается. В пустыне было чудо, чтобы кто-либо не подумал, будто из ближнего города купил Он хлебы и разделил народу; ибо была пустыня. Это сообразно с рассказом. По наведению же узнай, что когда Ирод, плотский грубый ум иудейский (ибо это означает в переводе слово Ирод), обезглавил Иоанна, главу пророков, то есть не поверил пророчествовавшим о Христе, Иисус на будущее время отходит в пустынное место, к язычникам, пустыне по отношению к Богу, и врачует недужных душою, затем и питает их. Если Он не отпустит нам согрешений и не уврачует болезней посредством крещения, то не напитает нас и причащением Пречистых Тайн, так как никто из некрестившихся не причащается. Пять тысяч — это пять чувств, которые находятся в худом состоянии и врачуются пятью хлебами. Ибо так как пять чувств болело, то сколько ран, столько и пластырей. Две рыбы — это слова рыбарей: одна рыба — Евангелие, другая — Апостол. Но некоторые под пятью хлебами разумеют пятокнижие Моисея, то есть книгу Бытия, Исход, Левит, Чисел и Второзаконие. Двенадцать коробов было взято апостолами и понесено. Ибо то, чего не могли мы, простой народ, съесть, то есть понять, то понесли и вместили апостолы. «Кроме жен и детей», ибо христианин не должен иметь что-либо детское или женоподобное и немужественное.

И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. Указывая на неразлучность учеников, Матфей сказал «понудил», ибо они хотели всегда быть с Ним. Господь отпускает народ, потому что не желал, чтобы они сопровождали Его, чтобы не показаться честолюбивым.

Запись опубликована в рубрике 72. Насыщение 5000 народа пятью хлебами и двумя рыбами, _Синопсис, В Галилее перед Пасхой, Кинолекторий, От второй Пасхи до третьей. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *