143.4. Ответ Господа о подате кесарю. Посрамление саддукеев в вопросе о воскресении. Беседа о наибольшей заповеди в законе. О Божественном достоинстве Мессии-Христа

Мф. XXII, 15-46: 15 Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Его в словах. 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице; 17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет? 18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? 19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. 20 И говорит им: чье это изображение и надпись? 21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. 22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли. 23 В тот день приступили к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения, и спросили Его: 24 Учитель! Моисей сказал: если кто умрет, не имея детей, то брат его пусть возьмет за себя жену его и восстановит семя брату своему; 25 было у нас семь братьев; первый, женившись, умер и, не имея детей, оставил жену свою брату своему; 26 подобно и второй, и третий, даже до седьмого; 27 после же всех умерла и жена; 28 итак, в воскресении, которого из семи будет она женою? ибо все имели ее. 29 Иисус сказал им в ответ: заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией, 30 ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах. 31 А о воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: 32 Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? Бог не есть Бог мертвых, но живых. 33 И, слыша, народ дивился учению Его. 34 А фарисеи, услышав, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе. 35 И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: 36 Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? 37 Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: 38 сия есть первая и наибольшая заповедь; 39 вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; 40 на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. 41 Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: 42 что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. 43 Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: 44 сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? 45 Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? 46 И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

Мк. XII, 13-37: 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове. 14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать? 15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его. 16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы. 17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему. 18 Потом пришли к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения, и спросили Его, говоря: 19 Учитель! Моисей написал нам: если у кого умрет брат и оставит жену, а детей не оставит, то брат его пусть возьмет жену его и восстановит семя брату своему. 20 Было семь братьев: первый взял жену и, умирая, не оставил детей. 21 Взял ее второй и умер, и он не оставил детей; также и третий. 22 Брали ее за себя семеро и не оставили детей. После всех умерла и жена. 23 Итак, в воскресении, когда воскреснут, которого из них будет она женою? Ибо семеро имели ее женою. 24 Иисус сказал им в ответ: этим ли приводитесь вы в заблуждение, не зная Писаний, ни силы Божией? 25 Ибо, когда из мертвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах. 26 А о мертвых, что они воскреснут, разве не читали вы в книге Моисея, как Бог при купине сказал ему: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? 27 Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых. Итак, вы весьма заблуждаетесь. 28 Один из книжников, слыша их прения и видя, что Иисус хорошо им отвечал, подошел и спросил Его: какая первая из всех заповедей? 29 Иисус отвечал ему: первая из всех заповедей: слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; 30 и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею,- вот первая заповедь! 31 Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет. 32 Книжник сказал Ему: хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Его; 33 и любить Его всем сердцем и всем умом, и всею душею, и всею крепостью, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв. 34 Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия. После того никто уже не смел спрашивать Его. 35 Продолжая учить в храме, Иисус говорил: как говорят книжники, что Христос есть Сын Давидов? 36 Ибо сам Давид сказал Духом Святым: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. 37 Итак, сам Давид называет Его Господом: как же Он Сын ему? И множество народа слушало Его с услаждением.

Лк. XX, 20-44: 20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя. 21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь; 22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет? 23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете? 24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы. 25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. 26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали. 27 Тогда пришли некоторые из саддукеев, отвергающих воскресение, и спросили Его: 28 Учитель! Моисей написал нам, что если у кого умрет брат, имевший жену, и умрет бездетным, то брат его должен взять его жену и восставить семя брату своему. 29 Было семь братьев, первый, взяв жену, умер бездетным; 30 взял ту жену второй, и тот умер бездетным; 31 взял ее третий; также и все семеро, и умерли, не оставив детей; 32 после всех умерла и жена; 33 итак, в воскресение которого из них будет она женою, ибо семеро имели ее женою? 34 Иисус сказал им в ответ: чада века сего женятся и выходят замуж; 35 а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, 36 и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения. 37 А что мертвые воскреснут, и Моисей показал при купине, когда назвал Господа Богом Авраама и Богом Исаака и Богом Иакова. 38 Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы. 39 На это некоторые из книжников сказали: Учитель! Ты хорошо сказал. 40 И уже не смели спрашивать Его ни о чем. Он же сказал им: 41 как говорят, что Христос есть Сын Давидов, 42 а сам Давид говорит в книге псалмов: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, 43 доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? 44 Итак, Давид Господом называет Его; как же Он Сын ему?

Руководство к изучению Четвероевангелия

Прот. Серафим Слободской (1912-1971)
По книге «Закон Божий», 1957.

О подати кесарю

kesaruГосподь Иисус Христос продолжал учить в храме, а старейшины иудейские в это время совещались между собою, как бы уловить Его в словах, чтобы можно было обвинить Его перед народом, или перед римскою властью.

И вот, придумав лукавый вопрос, они посылают к Спасителю некоторых фарисеев (из молодых учеников своих) и иродиан (т. е. признававших законность римской власти), которые, притворившись благочестивыми, начали льстиво говорить Ему: «Учитель! Мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо; ибо не смотришь ни на какое лицо. Итак скажи нам: Позволительно ли давать подать кесарю, или нет?»

Враги Христовы, придумавшие этот лукавый вопрос, рассчитывали так: если Иисус Христос ответит, что платить подать следует, то этим Он вызовет против Себя негодование в народе, так как евреи признавали своим царем только Бога; а считать себя подданными царя чужеземного, да еще, язычника, они считали делом беззаконным, богопротивным, и только по принуждению платили подать кесарю. Если же Иисус Христос ответит, что платить подать кесарю не следует, то в таком случае они сразу обвинят Его перед римским начальником, как возмутителя народа против римской власти, как противника кесаря.

Но Иисус Христос, зная лукавство их, сказал им: что вы искушаете Меня, лицемеры? (Лицемер – человек, который притворно, ради выгоды старается выставить себя перед другими набожным и добродетельным). Покажите Мне монету, которою платите подать».

Они принесли Ему динарий.

Спаситель спросил: «чье это изображение и надпись на нем?»

Они ответили «кесаревы».

Тогда Иисус Христос сказал им: «итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». Это значит: отдавайте кесарю то, что вы получаете от него, платите подати ему за все то, чем пользуетесь от него (деньгами, армией и проч.), будьте покорны ему во всем том, что не противно Божиим заповедям, – уплата подати есть знак покорности, законная обязанность и необходимость. Но в то же время неуклонно исполняйте все, что Бог требует от вас в Своих заповедях и с любовью служите Ему, ибо Богу вы обязаны своим бытием, самою жизнью своею.

Ответ Спасителя удивил всех своею мудростью и необычайною простотою так, что вопрошатели замолчали и со стыдом отошли от Него.

О воскресении мертвых

саддукеиПосле этого, по заранее составленному уговору, подошли к Спасителю саддукеи, которые не верили в воскресение мертвых. Они задумали смутить Его своим вопросом и сказали: «Учитель! Моисей сказал: «если кто умрет, не имея детей, то брат его пусть возьмет за себя жену его и восстановит семя брату своему». Было у нас семь братьев: первый женившись умер и, не имея детей, оставил жену свою брату своему; подобно и второй, и третий, даже до седьмого; после же всех умерла и жена. Итак, в воскресении, которого из семи будет она женою? ибо все имели ее».

Иисус Христос ответил им: «заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией; ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах. А о воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: «Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова»? Бог не есть Бог мертвых, но живых».

(В то время Авраам, Исаак и Иаков уже не жили на земле; следовательно, если Бог все-таки называл Себя их Богом, то значит они для Него живы, ибо Он не может называть Себя Богом несуществующего).

Народ снова дивился мудрости ответа Иисуса Христа. Даже некоторые из книжников сказали: «Учитель! Ты хорошо сказал».

Главная заповедь Иисуса Христа – любовь к Богу и ближнему

(Мф. XXIII, 35-40; Мк. XII, 28-34; Лк. X, 25-28)

Не один раз люди спрашивали Иисуса Христа, что самое главное в Его учении, чтобы получить вечную жизнь, в Царстве Божием. Одни спрашивали для того, чтобы узнать, а другие, чтобы найти против Него обвинение.

Так вот, однажды иудейский законник (т. е. человек, занимавшийся изучением Закона Божия), желая испытать Иисуса Христа, спросил Его: «Учитель! Какая наибольшая заповедь в законе?»

Иисус Христос ответил ему: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостью твоею. Это первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. На этих двух заповедях утверждается весь закон и пророки».

Это значит: все, чему учит Закон Божий, о чем говорили пророки, все это целиком содержат в себе эти две главные заповеди, то есть: все заповеди закона и учение его говорят нам о любви. Если бы мы имели в себе такую любовь, то не могли бы и нарушить все остальные заповеди, так как все они есть отдельные части заповеди о любви. Так, например, если мы любим ближнего, то мы его и не можем обидеть, обмануть, тем более убить, или ему позавидовать, и, вообще, не можем пожелать чего-либо худого ему, а, наоборот, жалеем его, заботимся о нем и готовы жертвовать для него всем. Потому Иисус Христос и сказал: «Другой большей заповеди, чем эти две, нет» (Марк. 12, 31).

Законник сказал Ему: «хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что любить Бога от всей души и любить ближнего, как самого себя, есть больше и выше всех всесожжений и жертв Богу».

Иисус же Христос, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: «недалеко ты от Царствия Божия».

О Божественном достоинстве Мессии-Христа

(Мф. XXI, 33-46; XXII, 15-46; XXIII; Мк. XII, 1-40; Лк. XX, 9-47)

МессияФарисеи же, стоявшие до сих пор в некотором отдалении, собрались вместе и подошли ближе к Иисусу Христу, но спрашивать Его о чем-либо не посмели.

Тогда Иисус Христос Сам, обратившись к собравшимся фарисеям, спросил их: «Что вы думаете о Христе? Чей Он Сын?»

Фарисеи же сразу ответили Ему: «Давидов».

Слово «сын» означало у евреев не только сына в собственном смысле, но и потомка; поэтому выражение «Сын Давидов» означает – потомок Давида.

Иисус Христос снова спросил: «как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: – сказал Господь Господу моему; седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих»? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему?»

И никто не мог ответить Ему ни слова. Фарисеи, понимая Писание не по духу и истине, не понимали, что Христос, как Богочеловек, был потомок Давида лишь по человечеству Своему, а по Божеству Своему Он был всегда, ибо Он – Сын Божий, от вечности Сущий.

С того дня никто уже не смел спрашивать Его.

Так посрамлена была ученая гордость человеческая пред Божественною премудростью Спасителя. И множество народа слушало Господа с услаждением…

Архиеп. Аверкий (Таушев) (1906-1976)
Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие. Свято-Троицкий монастырь, Джорданвилль, 1954.

10. Ответ господа о дани кесарю

(Мф. XXII, 15-22; Мк. XII, 13-17; Лк. XX, 20-26)

Среди учеников своих и иродиан, приверженцев царя Ирода, которому не все хотели платить подати, как иноплеменнику, фарисеи выбрали наиболее лукавых людей, которых подослали к Господу Иисусу Христу с коварным вопросом: «достойно ли есть дати кинсон кесареви или ни?» Лукавый вопрос был рассчитан на то, что если Господь скажет, что надо платить подать языческому императору, ненавистному для Иудеев, то этим Он оттолкнет от Себя народ, а если скажет, что не надо, то можно сразу же будет обвинить Его перед римлянами, как возмутителя народа. В вопросе искусителей была сокрыта такая мысль: Иудейский народ это народ Божий, который своим Царем признает лишь Бога, а потому не может служить иноземному да еще языческому царю, так как иначе явится противником Богу; следовательно, что же им делать – давать ли подать кесарю или соблюдать неизменную верность Богу? На это Господь дал мудрый ответ, что нужно делать и то, и другое – «воздадите убо кесарева кесареви, и Божия Богови», т.е. исполняйте свои обязанности, как в отношении к Богу, так и в отношении к государственной власти, поскольку последнее не противоречит первому, конечно.

11. Посрамление саддукеев в вопросе о воскресении

(Мф. XXII, 23-33; Мк. XII, 18-27; Лк. XXIX, 27-40)

После посрамления фарисеев с иродианами, тотчас же подошли к Господу саддукеи, которые представляли собой секту неверующих в воскресение душ и будущую жизнь (см. Деян. 23:8). Они вели постоянные споры с фарисеями, стремясь доказать, что в книгах Моисеевых не только нет никаких указаний на бессмертие души, но содержатся даже такие постановления, которые противоречат учению о воскресении мертвых, как, напр., закон ужичества, или левиратный брак. Этот спор саддукеи и представили на разрешение Господа Иисуса Христа, измыслив историю о семи братиях, которые поочередно брали за себя одну и ту же жену и затем умирали. С их точки зрения это постановление закона Моисеева опровергало учение о будущей жизни, ибо «котораго из семи братьев могла бы быть в будущей жизни эта жена?» Св. Златоуст справедливо отмечает невероятность такой истории, ибо иудеи, отличаясь суеверием, не стали бы брать такую жену, у которой мужья подряд один за другим умирали. Господь дал саддукеям мудрый ответ, обличив их в том, что они не понимают будущей вечной жизни, в которой уже не будет ничего чувственного, и люди будут жить иною жизнью, духовною, ангельскою, «яко Ангели Божий на небеси суть». Если бы люди после смерти совершенно уничтожались, то не говорил бы Бог, явившийся при купине Моисею: «Аз есмь Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковлев», ибо «несть Бог Бог мертвых, но Бог живых», т.е. умершие уже тогда праотцы для Бога живы, ибо Бог не может быть Богом несуществующего. Св. Лука говорит, что этот ответ понравился даже книжникам, которые не могли удержаться, чтобы не сказать: «Учитель, Ты хорошо сказал». А народ, видя посрамление саддукеев, удивлялся мудрости Иисуса.

12. Беседа о наибольшей заповеди в законе и о Божественном достоинстве Мессии

(Мф. XXII, 34-46; Мк. XII, 28-37; Лк. XX, 40-44)

Фарисеи, узнав о посрамлении саддукеев, собрались тут же в храме на совещание и решили предложить Иисусу самый трудный, по их мнению, вопрос о том, какую заповедь следует считать наибольшей в законе. Коварство вопроса станет понятным, если мы примем во внимание, что иудейские книжники различали в законе заповеди большие и меньшие и между ними происходили постоянные споры о сем. Одни считали наибольшей заповедь о жертвах, другие – о субботе, третий – об обрезании и вообще ставили обрядовые законы на первое место. На этот вопрос Господь отвечал прямо словами Второзакония (6:3): «возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею», указав, что это – «первая и большая заповедь» и прибавив, что «вторая подобна ей: возлюбиши искренняго твоего, яко сам себе» (Лев. 19:18). Св. Марк добавляет к этому, что этот ответ Господа привел в восторг самого законника, воскликнувшего: «хорошо, учитель. Истину сказал Ты». Искренность его тронула Иисуса и, видя, что этот грешник может исправиться, Господь сказал ему: «недалеко ты от царствия Божия». После всех этих неудачных покушений уловить Господа в слове, фарисеи уже не смели ни о чем спрашивать Его, но Он, чтобы показать им, как они сами несведущи в Писаниях и как невежественны в своих ложных понятиях о Мессии, Сам задал им вопрос: «что вам мнится о Христе? чий есть Сын?» Нисколько не задумываясь, они отвечали: «Давидов», конечно, потому, что Давиду было обещано, что из его рода должен произойти Мессия. Итак, вы думаете, как бы так ответил им Господь, что Христос только Человек, но «како убо Давид духом (по вдохновению от Духа Божия) Господа Его нарицает, глаголя: рече Господь Господеви Моему: седи одесную Мене…» Если Мессия-Христос только потомок Давида, то как Он мог существовать тогда, когда Давид писал о Нем, а если Он существовал уже тогда, и Давид назвал Его Своим Господом, то, следовательно, Он не просто человек, как думали фарисеи, а в то же время и Бог, т.е. Богочеловек. Фарисеи, ослепленные буквой закона и потерявшие ключ к правильному пониманию его смысла, ничего не могли ответить на этот вопрос Господа. Таким образом Господь обличил их невежество в законе и одновременно дал нам свидетельство о Своем Божественном достоинстве и вечном бытии. Потерпев такое решительное поражение, фарисеи уже больше не отваживались искушать Господа коварными своими вопросами, а множество народа слушало Его с услаждением (Марк. 12:37).

А. В. Иванов (1837-1912)
Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие. Спб., 1914.

Разрешение хитрых вопросов фарисеев, иродиан и прочих

(Мф. 22:15-46; Мк. 12:13-37; Лк. 20:20-44)

Огорчённые обличениями Иисуса, фарисеи в свою очередь искали случая уловить Его Самого в словах, чтобы унизить Его перед народом. В сообществе с иродианами они предлагают Ему вопрос: достоит ли дань даяти Кесареви, или ни? думая таким образом или обвинить Его в недостатке патриотизма — если бы Он признал дани кесарю необходимыми — или выставить Его противником власти Кесаря — если бы Он, склонясь в пользу народной свободы, отверг дань Кесарю.

Проникая их лукавство, Иисус Христос потребовал, чтобы они показали Ему монету, которою уплачивалась дань Римским Императорам, и спросил их: чьё изображение и надпись находятся на ней? Когда же они ответили: «кесаря», то Иисус Христос повелел воздавать кесарево Кесарю, а Божие — Богу, научая таким образом как тому,

а) Что давать дань Царям значит только воздавать им должное, возвращать им то, что дано ими же; так и тому,

б) Что служение Кесарю и угождение Богу совмещаются и не противоречат друг другу.

И все дивились Его мудрому ответу и ушли от Него.

Едва отошли от Иисуса Христа посланные от фарисеев и иродиане, как подступили к нему саддукеи, отвергающие воскресение мёртвых. Думая хитросплететями случаев оправдать своё заблуждение и невозможностию решения их унизить Иисуса Христа перед народом, они разсказывают, как одна женщина, оставаясь бездетной вдовой, поочерёдно делается женою семи братьев, наконец и сама умирает, и спрашивают: чьею женою будет означенная женщина в воскресение мёртвых, если допустить таковое? На этом и подобных случаях саддукеи, очевидно, основывали свои возражения против возможности воскресения.

Іисус Христос, указав им, что они погрешают вследствие неведения Священнаго Писания и силы Его, раскрывает, что в Царстве Небесном ни женятся, ни посягают, но яко Ангелы Божии живут на Небеси. И в подтверждение сего указывает на то, что Бог называется в Священном Писании Богом Авраама, Исаака и Иакова; но Он не Бог мёртвых, а живых. Значит, живы и те, которых имя приписывается Богу.

Посрамлённые саддукеи замолчали. Это дало повод фарисеям ещё раз испытать свои силы в споре с Иисусом. Один из них, законник, предложил Иисусу Христу вопрос, который в то время казался очень важным, а именно о том: какая заповедь самая большая в Законе? Получив в ответ от самого совопросника, что первая и большая заповедь: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и прочее, а также подобная ей заповедь о любви к ближнему, Иисус Христос подтвердил справедливость его мнения с прибавлением, что на сих двух заповедях основывается весь Закон и все учение пророков. Потом, чтобы обличить самих совопросников в неведении и непонимании Священнаго Писания, Он Сам спрашивает фарисеев: чей должен быть Мессия сын, по их мнению, и когда они сказали, что Давидов, то Иисус Христос заметил: как же Он может быть сыном Давида, когда сам Давид называет Его Господом? На этот вопрос никто не мог Ему отвечать, и больше никто не решался Его спрашивать.

1) Фарисеи не сами непосредственно обращаются к Иисусу Христу, а подсылают к Нему иродиан, то есть, как думают некоторые, приверженцев Ирода, отстаивавших права его на подати, тогда как Иудеи вообще не соглашались давать подати на том основании, что Ирод был иностранцем (Втор. 17:15).

2) Своё возражение против возможности воскресения саддукеи основывали на неправильном понимании Закона ужичества, который, конечно, мог иметь значение только в приложении к делу продолжения Рода Человеческаго, следовательно только в этой земной жизни человека, и отнюдь не в жизни вечной, загробной, где уже должна быть жизнь с законченным развитием, и где уже люди достигнут в меру возраста мужей совершенных.

По отношению к той жизни настоящая жизнь должна быть не более, как подготовительная ступень, как период воспитания низшаго развития. Таким образом в будущей жизни каждый предстанет перед Богом с определённым образом мыслей и чувств и даст отчёт в том, как он исполнял на Земле свои обязанности, исполнение которых служит на Земле средством развития естественных способностей человека. Отношения же между людьми гражданския, семейныя и прочия прекратятся.

Там не будет ни отцов, ни детей, ни братьев, ни сестёр, ни мужей, ни жён, ни господ, ни слуг; следовательно и законы, управляющие означенными отношениями между людьми, потеряют всякое значение. Саддукеи же представляли и загробную жизнь полною недоразвития, несовершенства, считая её продолжением жизни земной. Посему Иисус Христос и говорит им, что они не ведают Священнаго Писания и силы его.

3) Вопрос о самой большой заповеди в Законе был не новый и не случайный во времена Иисуса Христа. Иудейские раввины и законники постоянно препирались между собой об этом, по их мнению важном вопросе. Одни из них утверждали, что большая заповедь есть первая в десятословии, что она потому первою и поставлена, что она важнее остальных. Другие придавали такое же значение заповеди о Субботе, как выводу из первых четырёх и как древнейшей по установлению. Были раввины, которые утверждали, что важнее и больше всех заповедей заповедь об обрезании. Школа Гиллела или Гамалиила, вникая более в существо Закона, чем в его временное значение и назначение, полагала, что первою и большею заповедью должно считать заповедь о единстве Божием и о любви к Богу. Законник, вопрошавший Иисуса, очевидно принадлежал к школе Гиллела или Гамалиила. В таком именно виде, то есть с указанием на заповедь о единстве Божием и о любви к Богу и представляет весь этот разговор Евангелист Марк.

К заповеди о любви к Богу Иисус Христос присоединяет ещё заповедь о любви к ближнему (Лев. 19:18), чего не было у законников ни одной раввинской школы.

Разрешая вопрос о важнейшей и большей заповеди Закона, Иисус Христос коснулся уже самаго существа Закона и его временнаго и вечнаго значения, которое должно было определиться пришествием Мессии.

Иудеи внешним образом смотрели на Закон и в нём полагали своё спасение, тогда как спасение было в Мессии и только от Него. Правда, Иудеи, следуя пророкам, много и подробно разсуждали о Мессии и Его приходе, об отношении Его к заповедям Закона, о Его законодательной власти; но эти противоречивыя между собою суждения не сводились ни к чему: образ Мессии как Царя и завоевателя всё более и более обрисовывался в воображении Иудеев, а истинный образ Спасителя и законодателя затемнялся перед их духовными очами. Мессия-Сын Давидов, Царь завоеватель, сокрушитель Филистимлян (под образом которых Иудеи разумели всех иноплеменников, врагов Царства Иудейскаго, а стало быть и Римлян), вообще Царь, внешними деяниями подобный Давиду, всё более и более заслонял перед ними Божественный лик Мессии Господа. И потому Христос, по поводу вопроса о большей заповеди Закона, хотел напомнить им о том, от Кого Закон и к Кому приводил Закон — о Самом Законодателе и о спасении в Нём, а не в делах Закона; и вместе с тем хотел исправить их неправильное мнение о Мессии.

Он предложил им вопрос о том: чей сын Мессия? Вопрос этот не нов был для книжников Иудейских, и потому они смело и скоро отвечали, что Мессия должен быть сыном Давида; но на этом ответе они и останавливались, не делая никаких сопоставлений этого ответа с другими местами Священнаго Писания, где Мессия называется Господом у самого же Давида. Следуя строго словам Закона о единстве Божием, они не могли возвыситься до различения лиц в Божестве и готовы были признать Самого Мессию простым — хотя и необыкновенным — человеком, и в таком роде строили о Нем свои предположения.

Понятно теперь, почему предложенный Иисусом Христом вопрос о Месси был важен для Иудеев, и почему Иудеи затруднялись отвечать на него. Иисус Христос указал на текст 109 псалма: рече Господь Господеви моему. Этот псалом, и по надписям в Иудейском тексте, и по общему верованию Иудеев, приписывался самому Давиду. В псалме говорится о том, что Господь (Иегова) сказал Господу (Адонаю) моему: сиди одесную Меня.

По мнению новейших Иудеев, здесь под видом Адоная (господина) прямо разумеется сам Давид или другой Царь; но даже одно восседание с Иеговой на одном престоле показывает, что здесь разумеется не простой Царь, а Божественный — одной природы с Самим Иеговою: простому Царю-человеку такое сидение недоступно и невозможно. Притом же во времена Иисуса Христа, как видно и из этого случая, разсказаннаго Евангелиями и из проповедей Апостольских (Деян. 2:34; Евр. 1:13), Иудеи относили слова 109 псалма именно к Господу, к Мессии, а не к простому человеку или Царю. Иначе они возразили бы Иисусу Христу как Учителю, искажающему смысл Священнаго Писания.

Вопрос о лице Мессии предложен был Иисусом Христом с целию указать Своё высокое значение и Божественное происхождение. И хотя эта цель, как видно из Евангелия, осталась не достигнутою по отношение к Иудеям, которым был предложен вопрос, как и многое другое, что было писано для них, но не было для них: сия вся нам служаху и служат, по словам Апостола (1 Пет. 1:12). Из этого мы узнаём как Божественное достоинство Иисуса Христа, так и то, что Он Сам свидетельствовал о Своём Божестве не только перед учениками, но и перед книжниками и фарисеями и подтверждал Свое учение словами того же Писания, в которое одно верили Иудеи.

Запись опубликована в рубрике 143.4. Ответ Господа о подате кесарю. Посрамление саддукеев в вопросе о воскресении. Беседа о наибольшей заповеди в законе. О Божественном достоинстве Мессии-Христа, _Синопсис, Великий вторник, Страстная седмица с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *